(Доклад на круглом столе "Политическая мысль Великобритании", 15 апреля 2002)

Конец идеологии или контуры новой «большой идеи»?

В своей послевоенной истории Великобритания прошла два законченных идейно-политических цикла: обозначим их условно как БАТСКЕЛЛИЗМ, или лейбористко-консервативный консенсус, и ТЭТЧЕРИЗМ, или британская версия неоконсерватизма.

В плане идеологии батскеллизм основывался, с позиций Лейбористской партии, на бернштейнианской версии социализма, в своей экономической политике – на кейнсианстве, в политике – на союзе центристких и правых профсоюзов с прагматическим крылом руководства лейбористов и на партийном консенсусе.

С середины 90-х годов страна вступила в эпоху нового идейно-политического цикла, который, в плане гипотезы, можно назвать пост-модернистским, или либерально-социалистическим. Его сутью является концепция "ТРЕТЬЕГО ПУТИ", а её носителями – "новые лейбористы".

Представляется, что иделогическая составляющая партийно-политической борьбы на протяжении всей второй половины XX века играла в Британии важнейшую роль. "Большая идея" в том или ином исполнении всегда красовалась на знамёнах партий.

О конце идеологии стало модным говорить лишь в 90-е годы, главным образом под влиянием развала СССР. Идейные вдохновители "новых лейбористов" не раз заявляли, что в прошлое ушли расколы в обществе по классовому, социальному признаку, что теряет смысл дихотомия "социализм" – "капитализм", "труд" – "капитал", "левые" – "правые". Лейбористы почти целиком стали уповать на прагматизм и тактическую борьбу, не связывая себя чётко артикулированными идейными принципами.

Однако, ситуация начала XXI века говорит о том, что как и в мировой политике не наступил конец истории, так и партийно-политической системе Британии не грозит конец идеологии, и ролевые функции трёх ведущих партий, после некоторого периода идеологического затишья, будут и дальше играть существенное значение. Конфигурация партийной системы Великобритании в первой трети XXI века будет по-прежнему во многом зависить от складывающегося соотношения британских идейно-политических доктрин – лейборизма, консерватизма и либерализма.

Рассмотрим пунктирно идейные составляющие ближайших к нам по времени доктрин. Вначале о "новых правых". Одной из идейных основ этого движения была деятельность группа "Солсбери" во главе с Роджером Скратоном, Маурисом Коулингом и Питером Уорсторном, которые критиковали государство за пренебрежение традиционными институтами семьи, религии, школы, призывали к укреплению его законодательных функций, выступали против идеологии Просвещения и выросщего на её основе культа потребительского гедонизма.

Заметный вклад в формирование идейного климата в стране в 1970-е гг. внёс Фридрих фон Хайек, разработавший концепцию децентрализованного рыночного обмена и "расширенного порядка", основанной на свободном обмене информацией в обществе.

Концепцию "негативной" и "позитивной" свободы, важную для обоснования сокращений функций государства в социально-экономической жизни страны, развил Исайа Берлин.

Другим теоретиком британских неоконсерваторов был Карл Поппер. Свою концепцию критического рационализма он противопоставляет "коллективистскому рационализму" и "утопической инженерии".

Среди британских неоконсерваторов были популярны либертарианцы Роберт Нозик и Мюррей Ротбарт. В отличие от представителей утилитарного направления либеральной мысли, стоявших на позициях "этического субъективизма" и "эмпирического индивидуализма", либертарианцы придерживались теории естественных прав и соответствующей ей концепции "морального", "этического" индивидуализма.

Идейной основой британских "новых правых" в экономическом плане явилась Австрийская школа, которая наравне с Чикагской школой и Школой общественного выбора составила костяк неолиберальной политической экономии. Последователи Австрийской школы придерживаются доктрины методологического индивидуализма, которая исключает из рассмотрения макроэкономическую проблематику и занимается анализом вопросов микроэкономики.

Среди представителей Чикагской школы в Великобритании наибольшую известность приобрёл Милтон Фридман. На основе его идей была создана британская версия монетарной теории.

C точки зрения представителей Школы общественного выбора функционирование общественно-политической системы строилось по аналогии с работой рынка, когда политические акторы руководствуются в своих действиях рациональным и утилитарным стремлением максимизировать свою выгоду.

Тэтчеризм как неоконсерватизм у власти стал ключевым одержанием политической основы британских "новых правых". Разработка новых концепций проходила на фоне критической переработки идейного наследия традиционной консервативной мысли и творческого развития классического и нового либерализма.

Одним из непосредственных вдохновителей неоконсерватизма на стадии его формирования был Инок Пауэлл. Главным генератором идей во второй половине 70-х гг. становится ментор Тэтчер Кит Джозеф.

Сопротивление перениманию традиций экономического либерализма было оказано левым крылом партии во главе со "слабыми", а также группой "Тори". Их позиции были представлены Яном Гилмуром, Фрэнсисом Пимом, Джимом Прайером, Крисом Пэттеном, Уильямом Уолдегрейвом и др.

На основе ряда исследований истории Консервативной партии в послевоенный период можно выделить три устойчивые внутрипартийные течения – традиционалистов, индивидуалистов и прогрессистов. Тэтчеризм, с этой точки зрения, расценивается как уход от прогрессистских идей в сторону индивидуализма и традиционализма.

В отечественной историографии наиболее обоснованным является подход С.П.Перегудова, согласно которому неолиберальный курс правительства Тэтчер не привёл к разрушению созданной после Второй мировой войны социал-реформистской модели, хотя сильно её модифицировал. Вместе с изменениями, произошедшими при Мейджоре, это привело к складыванию социал-либеральной модели.

Обратимся теперь теперь к феномену "третьего пути", который стал в определённой степени продолжением неолиберальной волны в Великобритании. Он имеет пёструю идейную основу, включая концепции коммунитаризма, демократического, этического, либерального социализма, "новейших левых".

Коммунитарии провозгласили зависимость человека от социальной среды и морализм как ценности "сообщества", выступили с предупреждением о прогрессирующем разрушении социальной ткани общества, духовном надломе и моральном хаосе. Джон Грей и Дэвид Маркуэнд стали ключевыми фигурами, связывающими коммунитаризм с идейной платформой "новых лейбористов".

Идеология "третьего пути" также опирается на массив идей постмарксизма, или "новейших левых", которые пересмотрели теоретические построения более раннего течения "западного марксизма" – неомарксистов. На формирование течений "новейших левых", или "евролейбористов", влияние оказали те же причины, которые способствовали складыванию движения новых правых.

Сторонниками "третьего пути" были также восприняты идеи, развитые в рамках доктрины демократического социализма, включая христианскую демократию. По словам Питера Мандельсона, одного из ближайших сподвижников Блэра в 1990-е годы, концепция этического социализма является ключём к пониманию идей премьер-министра. В её развитии видную роль сыграли известные реформаторы Раскин и Тоуни.

Большой вклад в развитие концепции "третьего пути" внёс директор Лондонской школы экономики Энтони Гидденс. Он считает, что государство "всеобщего благосостояния" способствовало иждивенчеству, и его следует заменить "позитивным вэлферизмом", государством "социальных инвестиций". Вместо понятия классовой принадлежности он вводит термины "включённости" и "исключённости". Более подробно с концепцией "третьего пути" можно ознакомиться на материалах нашего круглого стола, прошедшего в мае 2001 г.

Идейной основой "третьего пути" в экономическом плане стала концепция "общества совладения". Дэвид Маркуэнд обозначил "совладением" экономику, в которой право собственности накладывает на собственника ряд обязательств перед обществом. Видным популяризатором концепци стал Уилл Хаттон, увидевший в ней противоположность так называемому джентельментскому капитализму.

Политической основой "третьего пути" являются стратегия и тактика действий "новых лейбористов" во главе с лидером партии и премьер-министром Тони Блэром. "Новый лейборизм" явился продуктом длительного и сложного процесса модернизации руководящих звеньев в партии. Перед тем, как фракция "новых лейбористов" оформилась и заняла командные высоты, лейбористам пришлось терпеть поражение от тори четыре раза подрял, пройти через раскол партии, пересмотреть свою конституцию, процедуру избрания лидера партии и её руководящих органов. На "больших идеях" был поставлен жирный крест.

К концу 1990-х годов позиции левых в партии были подорваны. Их роль в национальном исполнительном комитете, в местных партийных организациях, на ежегодных партийных конференциях стала второстепенной. Какое-либо заметное влияние потеряли не только "старые левые", т.е. сторонники послевоенного батскеллизма, но и "старые правые", поддерживающие традиции ревизионизма Энтони Кросленда. Теперь эти традиции сами превратились в объект ревизии.

Подведём некоторые итоги. Судя по всему, для "новых лейбористов", несмотря на весь их прагматизма и нелюбовь к идейным доктринам, ближе всего концепция социального, или левого, либерализма.

В самом деле, история британского либерализма, точнее нового либерализма начала XX века, и лейборизма, тесно переплетены. Первые два десятилетия истории лейборизма прошли под знаком союза с партией "нового либерализма" Герберта Асквита и Дэвида Ллойд-Джорджа. Социальные и экономические реформы, осуществлённые в 1945-1951 гг., основывались на идеях либералов Майнарда Кейнса и Уильяма Бевериджа. Во второй половине 70-х годов лейбористы и либералы сотрудничали в рамках так называемого либерально-лейбористкого пакта.

При Блэре, после того как лидер либеральных демократов Пэдди Эшдаун отказался от политики "равноудалённости", обе партии стали координировать свои действия. Этот квази-союз может иметь далеко идущие последствия. По мнению самого Блэра, новый прогрессивный альянс сил должен на десятилетия отстранить консерваторов от власти.

Однако, представляется, что события могут получить и несколько иное развитие, которое диктуется необходимостью решения ряда растущих проблем британской партийно-политической системы, в первую очередь политического абсентизма и электорального скептицизма.

Предположим, что британская политика находится в процессе трансформации, поиска новой "большой идеи", что место лобового противостояния по линии "капитализм-социализм", "левые-правые", займёт нечто иное, хотя и близкое по сути.

Если деполитизировать идеологический конфликт XX века, то его философской сутью окажется противостояние, или точнее, балансирование по линии "свобода-справделивость". Это две стороны одной медали, но всё же две разные и несовпадающие стороны. Индивидуальная свобода всегда находилась в натянутых отношениях с социальным равенством. Так было в домарксистский, так остаётся и в постмарксистский период.

С этой точки зрения ахиллесовой пятой "третьего пути" является попытка его адептов лишить демократический процесс этой здоровой соревновательности и претендовать на безальтернативность, на то, что только одна политическая сила может предложить избирателям идеалы и равенства, и свободы в одной колбе. Такое видение развития политического процесса предполагает, что только партия "третьего пути" может быть современной, а остальные априори являются устаревшими.

Другой вариант того же видения – на платформу "третьего пути" переходят несколько партий. Однако в этом случае между программами этих партиями не будет практически никакой существенной разницы, что только усугубит современные проблемы политической апатии.

Рано или поздно, когда в Британии вновь появится сильная оппозиция, "новым лейбористам" придётся принимать решение о своей более чёткой идейной идентификации. Тогда Лейбористкая партия в глазах избирателей будет иметь шанс вновь стать партией, тяготеющей к принципам справедливости и просвещённого коллективного взаимодействия, а консерваторы или потеснившие их либеральные демократы – примерить мантру просвещённой партии индивидуальной свободы. Разговоры о конце истории, как и о конце идеологии, являются явно преждевременными.