(Статья в: Терроризм и политический экстремизм: поиски адекватных ответов. Институт политического и военного анализа. Москва, 2002)

УСМИРЕНИЕ ТЕРРОРИЗМА: ОПЫТ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Многолетнее противостояние в Северной Ирландии (Ольстере), имеющее многовековые корни, является одним из самых ярких и поучительных примеров в современной европейской истории того, как сложен и мучителен процесс мирного урегулирования конфликта, замешанного на тесте конфессиональных и национальных раздоров, как тяжело бремя исторической памяти и взаимных обид. Проблема Ольстера ещё далека от окончательного решения, однако всё отчётливее просматриваются контуры умиротворения, что позволяет делать определённые выводы и извлекать уроки.

Злободневность данной проблемы вызвана и тем, что неизменным действующим лицом в этой вялотекущей мини-гражданской войне был и потенциально остаётся терроризм, который в XXI веке семимильными шагами превращается из угрозы региональной безопасности в угрозу безопасности глобальной. История конфликта в Ольстере поучительна и потому, что демонстрирует размытость границы между понятиями "террорист" и "борец за свободу", подверженность такого рода противостояния практике двойных стандартов и "двух правд". Вчерашний "террорист" сегодня может оказаться "политиком", а вызывавший симпатии "робин гуд" – "преступником".

Ирландия – первая английская колония, захват которой растянулся с XII по XVI века. В 1921 г. Ирландия добивается независимости, но шесть графств в Северной Ирландии остаются в составе Великобритании на правах автономии. До 1973 г. Ольстер имел федеративные отношения с британским парламентом, в нём действовал собственный законодательный орган – Стормонт, обладавший широкими полномочиями.

В 1969 г. в провинции нарастают столкновения на религиозной почве между лоялистами-протестантами - сторонниками сохранения Северной Ирландии в составе Соединённого Королевства, и республиканцами-католиками, или националистами, мечтающими о воссоединении с Ирландией. С обеих сторон активизируются военизированные антизаконные формирования. Наиболее известными из них являются националистическая Ирландская республиканская армия (ИРА) и лоялистские Ассоциация обороны Ольстера и Добровольческая служба Ольстера. В результате центральное правительство было вынуждено направить в провинцию армейские части для стабилизации ситуации, а в 1972 г., в отсутствие признаков урегулирования, принять решение о приостановке работы Стормонта.

Важно отметить, что уже тогда правительство страны применило на практике эффективное средство, позволившее ему придать своим действиям легитимность. В 1973 г. был проведён референдум жителей провинции, на котором подавляющее большинство проголосовавших высказалось за её сохранение в составе Королевства.

Кроме того, использовалась и другая демократическая процедура – выборы в регионе. Некоторые из функций Стормонта продолжала выполнять избранная в том же году Североирландская ассамблея и местная исполнительная власть, которые, однако, просуществовали недолго ввиду взаимной непримиримости сторон. В результате в 1974 г. вводится прямое правление провинцией из Лондона.

Попытки возобновления работы региональных органов власти ещё не раз предпринимались правительством страны. Так, после очередных местных выборов в 1975 г. созывается недолговечная конституционная Конвенция, в 1982-1983 гг. пытается наладить работу вновь избранная Ассамблея. Таким образом, политическое решение проблемы Ольстера, поиск выхода из кризиса путём демократических процедур, а не исключительно силовых действий, всегда находились в центре внимания Вестминстера и Даунинг Стрит.

Современная история конфликта в Северной Ирландии, как и любого другого подобного противостояния, окрашена в яркие эмоциональные тона, перемежается массой болезненных для вовлечённых сторон эпизодов. В результате конфликт обретает самостоятельную внутреннюю логику, самораскручивающуюся спираль развития, глубоко укореняясь в ментальности и психологии местных жителей, со временем всё труднее реагирует на конвенциональные способы решения, демонстрирует сильный иммунитет против, казалось бы, проработанных до мелочей формальных соглашений.

Так, в 1980-1981 гг. осуждённые республиканцы проводят серию голодовок протеста, требуя статуса политических заключённых, а не обычных уголовников. В ходе одной из них десять человек умирает от истощения. Однако власти остаются непоколебимы, и правительство во главе с Маргарет Тэтчер стойко демонстрирует нежелание идти на какие-либо уступки нарушителям закона.

События приобретают оттенок вендетты. В отместку ИРА взрывает в 1984 г. бомбу в Гранд отеле в г.Брайтон, где Консервативная партия Великобритании проводила свою ежегодную конференцию. Эта террористическая акция стала самой крупномасштабной попыткой покушения на членов правительства западной страны. Несколько человек, в том числе женщин, погибло или умерло позже от полученных ран, включая двух членов парламента от партии тори. Сама Тэтчер осталась жива лишь по счастливой случайности.

Несмотря на столь драматические события, центральное правительство постоянно выступает с новыми инициативами. Примечательно, что в решении проблемы Ольстера оно активно взаимодействует с властями соседней Ирландии,

не заявляет о неприкасаемости этой области внутренней политики для внешних политических субъектов. В 1985 г. вырабатывается Англо-Ирландское соглашение в Хилсборо, в котором подтверждалась приверженность Лондона Северной Ирландии до тех пор, пока за это выступает большинство жителей провинции. Статья вторая предусматривала проведение регулярных конференций на уровне членов правительств двух стран. Хотя данные договорённости не продвинули заметно решение проблемы Ольстера, постоянные попытки руководства Англии наладить политический диалог с разными сторонами накапливали ту критическую массу, которая рано или поздно должна была перевесить чашу весов в пользу примирения.

Примером тому служат дальнейшие переговоры между Лондоном и Дублином, приведшие в 1993 г. к принятию Декларации на Даунинг-стрит. В этом документе был заявлен принцип приглашения за стол переговоров всех вовлечённых сторон с условием их отказа от насилия. В 1994 г. прямым результатом этих договорённостей стало объявление ИРА о прекращении огня, к которому вскоре присоединились и лоялистские военизированные формирования.

В том же году британское правительство развивает свои первоначальные успехи по использованию помощи извне для урегулирования конфликта. Для управления процессом разоружения сторон создаётся международная комиссия во главе с бывшим американским сенатором Джорджем Митчеллом, которая к началу 1996 г. вырабатывает принципы, на основе которых могут начаться переговоры между противоборствующими сторонами.

Надо сказать, что внешнее влияние на урегулирование конфликта далеко не всегда продуктивно, даже если речь идёт о союзниках. Например, после Суэца наиболее длительный период расхождений между Британией и США (1984-1985 гг.) наблюдался именно в вопросе североирландского урегулирования. С точки зрения правительства Джона Мэйджора (1990-1997 гг.), администрация Билла Клинтона в своей политике в отношение североирландского урегулирования пошла на прямое вмешательство во внутренние дела Лондона, причём, действуя не в его интересах.

Новая демократическая администрация, несмотря на протесты Лондона, активно поддержала националистические силы в Ольстере, предоставила въездную визу Джерри Адамсу, лидеру партии Шинн Фейн – политическому крылу ИРА, сняла ограничения на сбор средств в США на её нужды. Однако британский МИД постепенно менял свою позицию под давлением Вашингтона и, после прихода Тони Блэра на Даунинг-стрит, поддержал американское посредничество в Северной Ирландии.

Характерной чертой данного конфликта и подобного ему являются шаткость и временами регрессивный характер развития событий по принципу "два шага вперёд – шаг назад", а то и наоборот, крайне медленное продвижение вперёд. Так, 1996 г. был омрачён возобновлением террористической активности ИРА, взрывом новых бомб. Но параллельно проходят выборы в Североирландский Форум, представители от которого получали право на участие в межпартийных переговорах о судьбе провинции.

Приход лейбористов к власти в 1997 г. придаёт новый импульс переговорному процессу. Правительство разрешает контакты между государственными представителями и руководством Шинн Фейн, а ИРА вновь объявляет о прекращении огня и принимает план Митчелла.

В апреле 1998 г. переговоры между правительством и североирландскими партиями приводят к достижению исторического Соглашения Страстной пятницы. Основной вклад в это событие внесли Дэвид Тримбл, лидер ведущей юнионистской партии Ольстера, и Джон Хьюм, лидер умеренной националистической партии. Признанием их заслуг стала Нобелевская премия мира – очередной шаг Лондона и Вашингтона по приданию процессу примирения в Ольстере международного звучания и вовлечения его ключевых участников в систему формальных и неформальных обязательств, институциирования их политических ролей.

Соглашение предусматривало возможность изменения статуса Северной Ирландии только с согласия её жителей. Правительство Ирландской Республики обязалось снять конституционное притязание на суверенитет над всем островом. Были запланированы выборы североирландского парламента, а также создание министерского совета Север-Юг для развития сотрудничества между Белфастом и Дублином и Британо-Ирландского Совета. На свободу должны были быть отпущены "политические" заключённые, а также начаться декомиссия - разоружение военизированных формирований, в первую очередь ИРА.

О драматизме переговоров, предшествующих подписанию соглашения, свидетельствуют слова из выступления Тони Блэра на ежегодной конференции Лейбористской партии в сентябре 1998 г. в г.Блэкпул. Премьер-министр так описывал события: "Представьте себе гордость, охватившую меня за страну, когда мне позвонил Нельсон Мандела и сказал, что из Северной Ирландии исходит луч надежды по всей Земле. Конечно, не всё ещё закончено. Остаются проблемы разооружения сторон, организации новой исполнительной власти... Террор окончательно потерял способность разделять людей. Вместо этого они объединились. Как это случилось? Для этого британцам, ирландцам и американцам надо было встать плечом к плечу... Заключительные часы переговоров в Страстную пятницу, они на исходе, чёрный кофе, стук кулаков по столу, люди в изнеможении, на полу бумаги со старыми и новыми проектами соглашения; в 4.30 утра я стою спиной к двери, убеждая одну из сторон не покидать комнату, пока договорённость не достигнута. В этот момент я ощущаю волю простых людей, которая движет нами. Единственная дорога, по которой они хотят следовать – дорога в будущее. Есть люди, готовые вести за собой. Такие, как Дэвид Тримбл, Джон Хьюм... И, да-да, это также Джерри Адамс... Они обладают мужеством отказаться от предубеждений, услышав молитвы людей о мире".

Для легитимации соглашения вновь задействуется институт референдума, и в мае 1998 г. достигнутые договорённости поддерживаются подавляющим большинством жителей региона. Тогда же проходят выборы в Ассамблею – законодательный орган провинции, на которых большинство получают юнионисты. Первым министром провинции избирается Дэвид Тримбл. Однако споры по вопросу о декомиссии откладывают выборы остальных членов правительства до конца 1999 г. Взаимоприемлемое решение удалось найти только после возобновления посредничества Митчелла. В декабре происходит формальная передача Лондоном автономной власти законодательному и испольнительному органам Ольстера. Прямое управление Северной Ирландией заканчивается. Одновременно парламент Ирландской республики заявляет об отказе от территориальных притязаний на Северную Ирландию.

С тех пор процесс урегулирования вращается вокруг тесно взаимосвязанных вопросов декомиссии, снижения военного присутствия британских войск в провинции и реформирования полицейских сил в регионе. В 2000 г. нежелание ИРА приступить к реальному разоружению привело к приостановке работы правительства Северной Ирландии. В очередной раз выход удалось найти благодаря международному посредничеству в лице комиссии по разоружению в составе канадского генерала Джона де Шастелена в качестве её руководителя и двух независимых военных инспекторов – бывшего генерального секретаря АНК Сирила Рамафозы и бывшего президента Финляндии Марти Антисаари. ИРА обещает допустить инспектаров к своим военным складам. В ответ британское правительство идёт на сокращение численности своих войск в провинции до 13,5 тыс. человек.

Всё это время обстановка в регионе осложнялась противостоянием не только между католиками и протестантами, но между различными фракциями в рядах обеих сторон. Так, не раз вспыхивали междоусобицы между лоялистскими военизированными формированиями, а также между "временной" ИРА, участвующей в процессе мирного урегулирования, и "настоящей" ИРА, члены которой против любых переговоров с лоялистами, за насильственный путь решения конфликта.

Последний в 2001 г. политический кризис в Северной Ирландии случился в результате отставки с поста первого министра провинции Дэвида Тримбла в знак протеста против затягивания ИРА начала декомиссии. В очередной раз соглашение Страстной пятницы оказались под угрозой срыва. Вновь реальной стала перспектива возобновления прямого правления Северной Ирландией из Лондона, а, следовательно, и краха всего миротворчества. Тогда же летом масло в огонь и до того взвинченных общественных настроений подлили традиционные марши оранжистов – лоялистов, отмечающих годовщину победы протестанта Вильгельма Оранского (Вильгельма III) над католиком Карлом II. Почти каждый год эти мероприятия перерастают в уличные столкновения между протестантами, католиками и силами по поддержанию общественного порядка.

Обозреватели хором оценивали перспективы ситуации в Северной Ирландии пессимистически, когда произошли события 11 сентября в США. Трагические сами по себе, они по иронии судьбы благоприятно повлияли на положение дел в Ольстере. ИРА, другие военизированные формирования легко попадали по формальным признаком в категорию террористических организаций, и даже симпатизировавшие им стали оценивать их деятельность на волне повсеместного возмущения, вызванного нападениями на Америку, намного жёстче. Сильное проирландское лобби в США притихло или перестало открыто поддерживать своих протеже из Шинн Фейн и ИРА. На фоне создания международной антитеррористической коалиции, когда руководители США и Британии стояли плечом к плечу, стало невозможно и дальше оправдывать действия ИРА по затягиванию разоружения.

В октябре 2001 г. происходит событие, по своему значению не уступающее объявлению ИРА о прекращении огня в 1994 г. и подписанию соглашения Страстной пятницы в 1998 г. Ирландская республиканская армия наконец-то заявляет о начале сдачи оружия. Дэвид Тримбл вновь приступает к исполнению обязанностей первого министра Ольстера, после чего в целом возобновляется деятельность законодательной и исполнительной власти провинции.

Судя по всему, процесс мирного урегулирования в Северной Ирландии вышел на финишную прямую, что, однако, не означает, что налаживание мирной жизни в Ольстере будут быстрым и свободным от серьёзных эксцессов. Провинцию ещё много лет будут тревожить столкновения на национальной и религиозной почве. Непримиримые военизированные группировки с обеих сторон, отвергающие возможность мирного сосуществования католиков и протестантов, ещё не раз попытаются торпедировать миротворчество, в том числе с помощью убийств и военных, и гражданских лиц. Даже "временная" ИРА остаётся по своей сути террористической организацией, которая теоретически может возобновить свою подрывную деятельность.

Многие жители Северной Ирландии в ответ на подобного рода опасения предпочитают рассуждать в духе средневекового французского математика и философа Паскаля, который призывал верить в Бога на основании того, что если человек верит, то в худшем случае ничего не теряет, а в лучшем, - повышает свои шансы попасть в рай. Если же нет, - то кто знает, что ждёт его после смерти.