ПЕРЕД НОВЫМИ ВЫЗОВАМИ

В начале XXI века промежуточные итоги новейшей стадии глобализации крайне противоречивы. Техническая и коммуникационная революции открыли невиданные ранее возможности, включая новое качество современных технологий, глобализацию финансовых ресурсов, информационных баз данных. В то же время, современная модель глобализации оборачивается массой негативных последствий. Разрыв между постиндустриальными, индустриальными и развивающимися странами не уменьшается, а растёт. "Вашингтонский консенсус", опирающийся формально на принцип открытых рынков, но в реальности эксплуатирующий конкурентное преимущество развитых стран, в особенности США, служит интересам меньшинства человечества.

Вместе с тем, феномен глобализации не сводится к техническим и финансовым сдвигам в укладе национального и мирового хозяйства. Не менее самостоятельную роль играют социо-культурные перемены, изменение образа жизни, усложнение взаимоотношений человека с окружающим миром. Однако именно технологическая компонента глобализации привлекает к себе основное внимание.

Вызревание новейшей стадии глобализации растянулось на многие десятилетия. По многим параметрам масштабы мировых интеграционных процессов в начале XX века сопоставимы с сегодняшним днём. Уже тогда биржи по обе стороны Атлантики работали в синхронном режиме, а внешнеторговые обороты США и Японии были сравнимы с их объёмами в 1990-е годы. Многие понятия, используемые для анализа современного состояния глобализации, были давно введены в научный оборот. Например, известный термин «глобальная деревня» употребляется с 1962 года, когда он был впервые применён канадским социологом Маршаллом Маклуханом. С середины XX века понятия об экономике интеллектуальных индустрий, информационном обществе, технологической революции заняли прочное место при характеристике современного состояния мироустройства.

Видное место в спорах о глобализации уделяется тому, основан ли нынешний этап в её развитии на принципиально новых характеристиках, или

происходит скачок её количественных показателей. В первом случае открывается возможность для безальтернативной неолиберальной интерпретации глобализации, во втором – возможность предложить иные варианты.

Реакцией на усложнение проблем современности и попыткой предложить альтернативные «вашингтонскому консенсусу» модели управления процессами глобализации стало возникновение во второй половине XX века неправительственных организаций (НПО) нового типа как на международном, так и национальном уровнях. В отличие от традиционных организаций гражданского общества, возникших многие десятилетия, а то и столетия назад, и занятых обустройством и регулированием жизни граждан в границах каждого конкретного социума (например, профсоюзы), новые НПО – продукт современности и реакция на глобальные, а не локальные вызовы. Они претендуют на право наравне с институтом государства и межгосударственными организациями заниматься решением макропроблем, что до недавнего времени считалось прерогативой политической власти.

В то же время к НПО нового типа ошибочно причислять внесистемные организации, например, анархистские, террористические, антигосударственные и другие формирования радикального нигилистского плана. Несмотря на всю их непохожесть, новые НПО стремятся либо аналогично иным группам давления убедить или заставить государство следовать определённой политике, не ставя под вопрос законность самой власти, либо предлагают альтернативные пути решения проблем, минуя государственный аппарат.

Характерной чертой «новых» НПО стала их устремлённость на решение проблем, связанных с глобальными вызовами. «Старыми» НПО нового типа являются «зелёные» – движения в защиту окружающей среды, и антивоенные движения. За ними последовали организации за искоренение бедности в странах «третьего мира», а в 1990-е годы – различного рода антиглобалисты. Характерной чертой их деятельности является организационное построение по сетевому принципу и отсутствие единого центра управления, большая мобильность и способность собрать своих сторонников практически в любой точке планеты. Наглядным примером роста числа таких организаций, усиления их влияния и взаимодействия стали многотысячные демонстрации протеста против нынешней модели глобализации, прошедшие в Сиэтле в 1999 г., в Праге в 2000 г., в Генуе в 2001 г.

Многие государства, традиционно с подозрением относившиеся к возникновению таких неподконтрольных им макроканалов волеизъявления граждан, к началу XXI столетия пришли к пониманию неизбежности трансформации классических принципов государственного суверенитета, необходимости тесного взаимодействия с НПО по широкому кругу глобальных проблем. Одним из ярких примеров признания растущей роли НПО явился созыв осенью 2000 г. в Нью-Йорке форума неправительственных организаций под эгидой ООН.

Видным международным событием стал Всемирный саммит по устойчивому развитию, прошедший под эгидой ООН в Йоханнесбурге в августе-сентябре 2002 года. Этот форум позволяет представителям государств, делового мира и НПО совместно обсуждать проблемы глобализации и пытаться найти устраивающие обе стороны решения. Позиция НПО по проблемам мирового развития в наиболее последовательном виде была раскрыта в Йоханнесбургском меморандуме "Справедливость в хрупком мире", подготовленном Фондом имени Генриха Бёлля.(www.boell.org)

В системе рассуждений "новых" НПО отправной точкой является характеристика договорённостей, достигнутых на конференции в Рио-де-Женейро в 1992 г., как наиважнейшего импульса для развития экологической политики на государственном и деловом уровнях по всему миру. Именно тогда была заложена основа для международного управления в области биосферы. Рио укрепил легитимность инициатив негосударственного уровня по устойчивому развитию.

Однако, указывают активисты НПО, "северные страны" отступили от договорённостей Рио, а "южные страны" продолжали проявлять недостаточный интерес к проблемам охраны природы. Здоровье планеты продолжало ухудшаться, увеличилось глобальное неравенство. В то же время правительства по-прежнему полагались на программы Всемирной торговой организации (ВТО), направленные на создание мирового рынка без границ. Рио не привёл к глубокому пересмотру философии "развитие как рост". Какой вид развития, в чью пользу и по какому направлению – эти вопросы, обращённые к правительствам развитых стран, остались без чёткого ответа.

С этой точки зрения жёсткая ориентация на исторически устаревшую модель развития Севера, не учитывающую кризиса окружающей среды, является отступлением от философии Рио. Традиционное разграничение Севера и Юга обманчиво. В реальности глобальное разделение проходит внутри каждого общества – между "глобализированными" богатыми и "локализированными" бедными. Справедливость требует уменьшения нагрузки на экологию, оказываемую потребительским обществом Севера.

Предлагается сделать защиту окружающей среды неотъемлемой частью борьбы с бедностью. Поскольку чистая вода, плодородная почва, рыбные промыслы и леса обеспечивают средства к существованию и здоровье бедных, ни кто иной, как местные сообщества, а не оторванные от реальности местной жизни международные финансовые организации, становятся хранителями природы. Продовольственная безопасность связана также с безопасностью фермерских хозяйств, с биологическим разнообразием, с использованием возобновляемых источников энергии.

Из этого следуют требования сделать ресурсные потоки с Юга на Север менее интенсивными, развивать идеи Киотского протокола, передать леса и водные пространства под международное управление, внедрять принцип равного доступа и равноправного распределения благ, содержащегося в Конвенции о биологическом разнообразии, признать права местных сообществ на естественную среду обитания, начать работу над Конвенцией о правах местных сообществ на ресурсы, обеспечить справедливый доступ к ресурсам и равное разделение прибыли как краеугольный камень любого международного соглашения, укрепить принцип "кто загрязняет, тот и платит" и т.д.

Что касается принципов товарного обмена, то НПО призывают к честной, а не к свободной торговле. Неограниченный доступ на рынки Севера – путь, обречённый на провал. Для этого необходимо переориентировать подход ВТО путём расширения прав народов в торговой политике. Настоящее демократическое самоуправление требует голоса граждан в вопросах устойчивого развития и средств к существованию. Это даст возможность обществу выражать свою позицию по масштабам и качеству торговли. Торговые меры, соответствующие многосторонним экологическим программам, должны быть защищены от притязаний ВТО, а последняя должна постепенно отменить экологически вредные субсидии.

Важное место в этой цепи аргументов является призыв организовать систему общественно подотчётного производства на принципах расширенной социальной и корпоративной ответственности. Этому может способствовать принятие Конвенции по корпоративной подотчётности.

Для достижения цели устойчивого развития не менее важно реструктуризировать мировую финансовую архитектуру, "остудить «горячие деньги»". Стабильность валютных рынков требует демонополизировать доллар как мировую резервную валюту и ввести налог на валютные спекуляции. Принципиально важно ослабить долговое бремя. МВФ должен предоставить развивающимся странам защиту от банкротства, а также отменить "программы реструктуризации".

С институциональной точки зрения для выполнения этих задач необходимо создать Всемирную организацию по окружающей среде, повысить статус Программы ООН по окружающей среде, создать Международное агентство по возобновляемой энергии, перенести разрешение экологических конфликтов в Международный арбитражный суд.

Наконец, форумы, подобные йоханнесбургскому, рассматриваются как реальная возможность прийти к компромиссным решениям. Например, Север мог бы предложить не увеличивать неограниченные ресурсные потоки, освободить Юг от уплаты долга и оказать экологическую помощь. Юг, в свою очередь, мог бы приложить большие усилия для улучшения индекса человеческого развития, взять на себя обязательства по экологическим договорам и торговым стандартам.

Палитра существующих НПО, как «старых», так и «новых», крайне пестра. Помимо перечисленных, другими ведущими категориями являются: женские, молодёжные, торговые, юридические, образовательные, культурные, медицинские, религиозные, спортивные и т.д.

Различные формы аcсоциирования людей в рамках гражданского общества давно получили широкое распространение. Так, согласно многотомной «Энциклопедии ассоциаций», регулярно выпускаемой американским издательством «Гейл», в 1970 г. в одних Соединённых Штатах насчитывалось около 15 тысяч неправительственных организаций. По данным той же энциклопедии к 2000 г. было зарегистрировано более 25 тысяч активно действующих крупных национальных и международных неправительственных организаций ("Encyclopedia of Associations. 5 vols. (a guide to nearly 28,000 national and international organizations); Gale Publisher.). Реальное же их число, безусловно, на порядок выше.

Учёные, журналисты, отставные политики и дипломаты играют видную роль в деятельности НО. В отличие от многих известных международных неправительственных организаций, использующих в качестве своего главного оружия «уличный протест» и саботаж во время проведения разного рода саммитов, существует масса НПО академической направленности, деятельность которых позволяет, в отличие от массовых протестных движений, сделать акцент на осмысление современных процессов, а значит, лучше их понять и найти адекватные способы управления ими.

Одной из таких организаций является Центр за мировой диалог, основанный в 1997 г. (www.worlddialogue.org) Инициаторы его создания считают, что конфликтные ситуации в мире могут предотвращаться с помощью сотрудничества и диалога, нежели посредством применения силы или угрозы ее применения, санкций и других силовых методов. Центр выступает инициатором и поощряет диалог между индивидами и организациями по политическим и социальным, экономическим и религиозным, иным вопросам, имеющим глобальное или региональное измерение.

Центр проводит международные конференции, симпозиумы и семинары для обсуждения важных международных вопросов. Например, в 1997 году состоялась конференция "Политический ислам и Запад", с участием бывшего премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто, автора концепции «столкновения цивилизаций» Самуэля Хантингтона и других учёных. В 1998 году совместно с ЮНИСЕФ организуется конференция "В защиту прав детей", приуроченную к 10-летнему юбилею принятия Конвенции ООН по защите прав детей, а в 1999 проводится конференция "Иудаизм, Христианство, Ислам: божественное в политическом мире." С докладами выступили экс-президент Кипра Джордж Василиу, бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт и др.

С 1999 г. Центр выпускает журнал на английском языке «Глобальный диалог», посвящённый широкой международной политической, социальной, экономической и культурной проблематике. Как следует из названия, журнал направлен на продвижение широкой дискуссии по данным вопросам. Журнал является форумом, позволяющим высказывать различные, порой противоположные, взгляды с конечной целью достижения и укрепления взаимопонимания и терпимости. Журнал не сосредоточен исключительно на отдельных регионах мира, а обращает своё внимание на конфликты и проблемы международного звучания, где бы они ни происходили. "Глобальный диалог" также исследует мировые тренды, формирующие современность. 

 Пристальное внимание Центр за мировой диалог уделяет проблемам глобализации, в том числе мировой экономике, развитию коммуникационных сетей и их влиянию на локальные культуры. Рассматриваются проблемы международной торговли оружием. Анализируются природа и уроки современных военных конфликтов, включая события вокруг Югославии, вопросы ядерного разоружения. Исследуются психологические факторы военных действий.

В рамках проекта под названием «Новый универсум мировых религий» были исследованы теологические барьеры на пути межконфессионального диалога, рассмотрены вопросы взаимоотношений между христианством и буддизмом, исламом и иудаизмом, роли индуизма, конфуцианства, других религий в общем универсуме вероучений. Вклад в изучение этой темы внёс российский митрополит Кирилл, который предложил свою трактовку феномена "либерального стандарта".

В связи с саммитом тысячелетия в сентябре 2000 г. Центр за мировой диалог сосредоточился на анализе современного этапа деятельности Организации Объединённых Наций, роли ООН в современном мире, перспективах её развития. Учёные, входящие в Центр, призвали к сохранению и упрочению осевой роли ООН в процессе построения многополярного мира и предложили пути реформирования её системы. Особая поддержка была высказана ООН на фоне действий НАТО в Югославии, привлечена роль международной общественности к роли ООН в деле поддержания мира, её гуманитарным миссиям.

Конечно, не все НПО руководствуются созидательными целями. Обязанные своим возникновением складыванию групп интересов в недрах общества, которое полно противоречий и конфликтов, они могут носить разрушительный и антиобщественный характер. Например, известная в России и в других странах организация «скинхедов» ставит целью санацию общества от «чужаков». В последние годы в Европе возросла активность НПО праворадикальной направленности, участились случаи нападения на выходцев из стран «третьего мира», иммигрантов, дискриминация по национальному, религиозному, культурному признаку.

Две ипостаси феномена интернационализации – глобализация, представляющая её развитие вширь, и интеграция, представляющая её развитие вглубь, имеют диалектический характер. Глобализация охватывает всё новые и новые территории планеты, втягивая в свою орбиту не только страны, которые благодаря новым возможностям становятся «азиатскими тиграми и драконами», но и страны, которые, проигрывая в результате столкновения с ранее неизвестными культурами, ценностями, образом жизни, превращаются в «латиноамериканских банкротов».

Интеграция приводит не только к унификации, упорядочению, стандартизации жизни, демонстрируя силу притяжения, но и к усилению процессов регионализации, когда верх берёт сила неприятия и отталкивания. Регионализация значительно укрупняет пространства, на которых люди идентифицируют себя в терминах противопоставления иным сообществам людей, однако представляет собою тот же тип блокового, конкурирующего мышления. В то же время регионализация – защитная реакция отдельных групп стран, близких исторически, экономически и культурно, на нестабильность, риски и опасности, которые несёт с собой «вашингтонский консенсус» – доминирующая в настоящее время модель глобализации по-американски.

Эти процессы как в зеркале отражаются на деятельности НПО. Часть из них, имеющих космополитический характер, выступает за углубление этих тенденций, другие, исповедующие «почвенничество» и сохранение локальной идентичности, активно им сопротивляются.

Деятельность НПО отличается по направленности и характеру. Тем не менее, несмотря на их идейную, профессиональную, этническую, культурную пестроту, процессы глобализации толкают значительную их часть в сходном направлении, сближают их ориентацию, способствуют консолидации их усилий в борьбе против несправедливости, бедности, войны, насилия, загрязнения окружающей среды.

Межправительственные организации пока не сумели выработать эффективных мер по решению проблем, поставленных в ходе глобализации. Неравномерность развития стран Севера и Юга увеличивается, возрастает противостояние культур и целых цивилизаций, богатые всё меньше понимают бедных, а последние в отчаянии всё чаще обращаются к насилию в ответ на экономический и финансовый колониализм. Глобализация «сверху» всё больше дискредитирует себя в глазах сторонников глобализации «снизу».

В условиях, когда либеральная демократия страдает от многих недугов, включая политический абсентизм, демократический дефицит, недоверие, а порою даже призрение к политическому ремеслу, возрастающий скептицизм, когда всё больше граждан «голосуют ногами», деятельность НПО крайне важна как альтернативный способ вовлечения людей в коллективное взаимодействие.