"Независимая газета"
20 августа 1998 года

НОВАЯ "ВЕЛИКАЯ ИГРА"
Каспий стал средоточием геополитических интересов государств регионов

УДИВИТЕЛЬНАЯ метаморфоза произошла за последние несколько лет с регионом, в котором, согласно Киплингу, разворачивалась в XIX веке "Великая игра". Тогда речь шла о соперничестве России и Англии за влияние в Средней Азии. Позже Кавказ и Средняя Азия прочно вошли в зону жизненных интересов царской, а затем советской России. Англия сконцентрировала свои усилия на Ближнем Востоке и Индии. Казалось, ничто не изменит установившегося расклада сил.

Конец второго тысячелетия преподнес неожиданные сюрпризы. "Великая игра" возобновилась, более того, расширилась до планетарных масштабов. На политической карте мира появились новые страны, а регион Каспийского бассейна оказался источником, из которого все уважающие себя державы рассчитывают получать энергию в недалеком будущем.

Из региона, долгое время находящегося далеко от центра внимания мирового сообщества, Закавказье и Центральная (бывшая советская) Азия неожиданно превратились в "многослойный пирог" местных, региональных и глобальных интересов, представляя собой громадные "территории-проливы" с двойственной цивилизационной ориентацией. Здесь сходятся христианство и ислам. Запад и Восток, Европа и Азия, евразийство и атлантизм.

Региону не приходится жаловаться и на недостаток активных соседей. Все они без исключения стоят перед необходимостью решать жизненно важные для своего дальнейшего развития задачи. На севере Россия пытается вырваться из заколдованного круга экономических и политических потрясений; на западе Турция балансирует между светским режимом, подпертым штыками, и умеренным исламизмом; на востоке уверенно набирает мощь Китай; на юге Иран, нависающий над Персидским заливом, все явственней превращается в привлекательного стратегического партнера не только для России и для Западной Европы, но и -закулисно для США.

В сердце региона находится Каспий, чьи недра, заполненные нефтью и газом, вызывают непрерывное паломничество в местные края нефтяных гигантов. Современные статистические выкладки, дразнящие прогнозируемыми прибылями местные элиты и иностранных инвесторов, затмевают воспоминания о богатствах легендарного Шелкового пути. Судите сами.

В Каспийском бассейне на сегодняшний день разведанные запасы нефти и газа достигают соответственно 30 млрд. баррелей и 7 трлн. куб. м. При текущем мировом потреблении нефти в 70 млн. баррелей в день и газа в 2,2 трлн. куб. м в год только эти сырьевые кладовые полностью покрыли бы мировой спрос на нефть в течение 14 месяцев и на газ в течение 3 лет. По этим показателям Каспий уступает Персидскому заливу, но опережает запасы Северного моря. Еще большее впечатление производят прогнозируемые запасы нефти и газа в недрах Каспия. Согласно самым осторожным подсчетам, они составляют 100 млрд. баррелей нефти и 10 трлн. куб. м газа.

КАСПИЙСКАЯ ВЫКРОЙКА

МЕЧТАТЬ о золотых гоpax не вредно, но прежде чем тягаться с ближневосточными нефтяными магнатами из ОПЕК, каспийскую нефть и газ надо не только добыть, но и доставить покупателю. Чтобы ее добыть, надо иметь на это право. Каспий - море или озеро?

По условиям договоров 1921 г. и 1940 г. Россия и Иран были единственными владельцами этого водного резервуара. Распад Советского Союза в 1991 г. все изменил. Казахстан, Туркмения и Азербайджан выдвинули свои претензии на часть каспийского пирога. Ни Россия со съежившейся в несколько раз каспийской береговой линией, ни еще в большей степени Иран не имеют вблизи своих берегов существенных нефтяных запасов. В этих условиях бывшие владельцы потребовали считать Каспийское море озером. В этом случае все пять государств могут претендовать на безраздельное пользование только узкой прибрежной полосой и совместно осваивать остальные водные просторы, богатые нефтью. Соответственно позиция новоиспеченных соседей России, в первую очередь Азербайджана, противоположна. Они настаивают на полном разделе Каспия на национальные сектора.

Тупиковая в течение нескольких лет ситуация начала меняться в январе этого года. Россия дала понять, что может пойти на раздел дна Каспия на национальные сектора, но при этом морские ресурсы должны остаться в совместном владении. Не надо забывать о другом богатстве местных вод - редких породах рыб. Каспий обеспечивает 90% мирового потребления осетровой икры, В марте активизировались консультации между прибрежными странами по проекту договора о разделе Каспия.

Изменение позиции России, несмотря на возражения Ирана, вызвано тем, что в результате подписания такого договора ее попытки укрепить СНГ получат новый импульс. Формально будет признано то, что уже имеет место в реальности. Азербайджан активно заключает договора с иностранными нефтяными компаниями по совместной разработке месторождений, находящихся в спорной зоне, что уже привело к трениям не только с Россией, но и с Туркменией. Наконец, у российских нефтяных компаний будут развязаны руки для эффективного участия в освоении новых месторождений, де-факто отошедших к соседям.

Россия и Иран, идя на заключение такого первоначально нежелательного для них варианта договора, могут обусловить его подписание рядом условий, одновременно улучшив отношения с прилегающими государствами. Формальное решение проблемы Каспия позволило бы сосредоточиться всем региональным игрокам на решении другой стратегической задачи - о нефтепроводах. Клубок противоречий в регионе заставляет главных действующих лиц отказаться от погони за чисто экономическим интересом и принять идею множественности трубопроводов. Диверсификация транспортировки топливного сырья позволит частично удовлетворить интересы всех заинтересованных сторон и согласовывать их между собой. Интересы нефтяного бизнеса и геополитики идут рука об руку.

ГОЛОВОЛОМКА СТОЛЕТИЯ

ПРОШЛЫЙ год обозначил три направления, по которым нефть вскоре потечет к потребителю. Каспийский трубопроводный консорциум с американским, российским, казахским и оманским участием, организованный в 1993 г., приступил к реализации проекта по строительству трубопровода Тенгиз-Новороссийск, огибающего Каспий с севера. Азербайджанская международная операционная компания (АМОК) решила направить "раннюю" нефть, первую волну черного золота из новых месторождений, по уже задействованному маршруту Дагестан-Чечня-Новороссийск и по маршруту Баку-Супса (Грузия), который должен вступить в строй к концу текущего года.

Даже своевременное выполнение планов по "ранней" нефти не решает главной проблемы Каспия - транспортировки "поздней" нефти, ее главных потоков из Азербайджана и Казахстана. Вариантов хоть отбавляй.

Северное направление, благоприятное для России, предполагает подключение Казахстана к существующей российской трубопроводной системе и постройку нового трубопровода Баку-Новороссийск в обход Чечни.

Турция и Америка лоббируют проект, связанный с западным направлением; в случае его реализации может быть расширена линия Баку-Супса. Тогда встает проблема Босфора.

Согласно соглашению Монтре, подписанному в 1936 г., 27-километровый Босфорский пролив был провозглашен международным судоходным каналом. Турции запрещалось взимать пошлину с иностранных судов. В настоящее время около полутора сотен кораблей, помимо каботажного плавания, ежедневно проходят через пролив. Турция выступает против проектов транспортировки "поздней" нефти, предполагающих ее провоз через Босфор, на том основании, что уже каждый день танкеры из Черного моря перевозят по нему более 800 тыс. баррелей нефти, а во встречном направлении идет около половины этого количества.

Не только соображения охраны окружающей среды заботят Турцию. Она отрицательно относится и к идее постройки обводного трубопровода Бургас-Александрополис через Болгарию в Грецию стоимостью 1 млрд. долл., который, казалось бы, решит проблему Босфора. Турция считает, что это невыгодно из-за необходимости разгружать и перезагружать танкеры в Эгейском море, в котором к тому же масса островов, что может затруднить мореплавание для крупнотоннажных судов. Куда больше Анкара, поддерживаемая США, выгадает экономически и геополитически, если бакинская, а за нею и казахская нефть потечет по трубопроводу Баку-Джейхан к южному берегу Турции. К тому же Джейхан имеет современный нефтетерминал, пропускная способность которого в четыре раза превышает возможности новороссийского. Он также связан с иракским нефтепроводом. В целом перетягивание каната вокруг маршрута Баку-Джейхан - хороший пример преобладания в "каспийском покере" геополитики над экономикой, ведь реализация этого проекта обойдется не менее чем в 2,5 млрд.долл.

Все громче заявляет о себе южное направление, несмотря на фронтальное до сих пор противодействие Ирану со стороны США. Вашингтон блокирует попытки Тегерана организовать прокладку по своей территории, уже имеющей разветвленную нефтяную инфраструктуру, наиболее эффективного с экономической точки зрения трубопровода к берегам Персидского залива. Если бы Иран построил ветки Тегеран-Гилан или Тегеран-Мазандарон на южном берегу Каспия, то мог бы стать центральным звеном в экспорте каспийской нефти к "теплым морям".

Пока же Иран добился ряда тактических подвижек в свою пользу. В декабре 1997 г. вступил в строй 200-километровый газопровод из Туркмении в Иран. Президент Ниязов объявил, что в следующем году южному соседу будет поставлено 12 млрд. куб. м газа. Это в три раза превышает объем, запланированный на текущий год. Иран небезуспешно лоббирует в пользу продления этого трубопровода до Турции. В данном отношении позиция США пока неясна.

Существует и восточное направление. В XXI в. потребности Китая в топливе будут расти быстрыми темпами. В сентябре 1997 г. в рамках соглашения о покупке Китаем двух казахских нефтяных месторождений подписывается меморандум о взаимопонимании по вопросу строительства в течение 7 лет трубопровода протяженностью 3 тыс. км в китайскую провинцию Синьцзян. Стоимость проекта порядка 4 млрд. долл. не отпугнет Поднебесную, если прокладка трубопровода будет рассматриваться в Пекине как стратегический ход. Пропускная способность такого трубопровода составит 20 млн, т нефти в год, что превышает весь нынешний объем казахской нефти, идущей на экспорт.

Наконец, имеются планы строительства газопровода по маршруту Туркмения-Афганистан-Пакистан с возможным участием российской.. стороны. На встрече представителей стран - членов Организации экономического сотрудничества, включающей все центральноазиатские республики, а также Азербайджан, Афганистан, Иран, Пакистан и Турцию, было подтверждено, что Ашхабад начал работу как по проекту подачи нефти и газа через Иран в Турцию, так и по афгано-пакистанскому направлению. Со своей стороны, представители турецкого государственного концерна- "Ботас" объявили о скором завершении тендера по строительству трубопровода к иранской границе.

Туркмения, таким образом, подтверждает свою позицию "позитивного нейтралитета", балансируя между Россией, Ираном и американскими интересами. Однако ситуация в Афганистане оставляет мало надежды на реализацию этого проекта в обозримом будущем.

"КОНТРАКТ ВЕКА"

БЕССПОРНО, центральным звеном, определяющим раскладку сил вокруг Каспия, является Азербайджан. Он не только обладает впечатляющими нефтяными запасами, но занимает стратегическое положение на пути транспортировки нефти и газа в западном направлении с территории всего Каспийского бассейна.

Кружева иностранных нефтяных интересов вокруг постсоветского Азербайджана стали плестись с 1991 г., когда президент Муталибов вступил в переговоры с "Бритиш Петролеум", "АМОКО" и другими нефтяными гигантами. В 1992 г. эстафету перехватил пришедший ему на смену Эльчибей. Тогда-то и была организована Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР), взявшая под свой контроль всю местную сырьевую индустрию. Баку стал Меккой знаменитостей, лоббирующих западные .интересы. Так, для укрепления британских позиций в Азербайджан была послана Маргарет Тэтчер.

После политической тряски в течение нескольких лет и перекройки нефтяных контрактов приход к власти в июне 1993 г. Гейдара Алиева, занявшего более умеренные по отношению к Москве позиции, положил начало периоду стабилизации. Несмотря на попытку премьера Гусейнова осуществить государственный переворот осенью следующего года, а также беспорядки в 1995 и 1996 гг., развитие событий вокруг азербайджанской нефти вошло в рабочее русло.

В сентябре 1994 г. подписывается, а в декабре ратифицируется контракт между ГНКАР и 12 иностранными партнерами, между которыми будет делиться 25% прибыли. За контрактом сразу же закрепляется наименование "соглашение века". На базе контракта создается Азербайджанская международная операционная компания (АМОК). Соглашение предусматривает освоение, добычу и транспортировку нефти с трех крупнейших месторождений; Азербайджанского, Чирагского и Гюнешли.

Характерна раскладка сил между участниками контракта, которая претерпела ряд изменений между 1994 и 1998 г. Она говорит о многом. В Каспии, как в зеркале мировой геополитики, отразились позиции ряда ведущих держав в регионе. Американские компании "Рамко", "АМОКО", "ЮНОКАЛ", "Пензойл" и "Эксон" заполучили солидную долю в размере 38%. За ними следует "Бритиш Петролеум", обеспечившая себе 17%, российский "ЛУКОЙЛ" с 10% занимает респектабельное третье место. ГНКАР в погоне за иностранными инвесторами оставила себе столько же. За ними тянутся норвежская "Статойл", турецкая "ТПАО", японская "Иточу" и саудовская "Дельта-Нимир".

Похожее соотношение наблюдается и по другим проектам. Российское присутствие заметно, но на порядок ниже западного. В Карабахском месторождении "ЛУКОЙЛ" заполучила 12,5%, а американский "Пензойл" - 30%. В месторождении "Шах-Дениз" "Бритиш Петролеум" и норвежский "Статойл" имеют по 25,5%, а "ЛУКОЙЛ" наравне с иранцами - 10%. В четвертом по величине азербайджанском проекте по разработке месторождений "Дан Улдузу" и "Ашрафи" участвуют только американцы, японцы и саудовцы. В пятом по значению месторождении "Ленкорань-Талыш" господствуют французские "Эльф" и "Тоталь". Разведка месторождений в южном азербайджанском секторе Каспия отошла к японцам.

Самой серьезной проблемой, с которой столкнулась АМОК с момента своего основания, стал поиск нефтяных маршрутов. Казалось бы, Азербайджану легче всего проложить трубопровод через иранскую территорию в южном направлении. Ему также рукой подать до Тегерана, а оттуда по существующим нефтепроводам - до нефтяных терминалов в Персидском заливе. Однако возражения США исключили как этот вариант, так и проекты "обмена нефтью".

Имея в руках американский козырь, в борьбу за "трубу" быстро вступила Турция, подписавшая с Баку еще в 1993 г. предварительный контракт о постройке нефтепровода к своему средиземноморскому побережью. Российский "ЛУКОЙЛ" также не заставил себя ждать, выступая за расширение "северного маршрута". В ответ Анкара, де-факто пересматривая условия договора Монтре, ввела ограничения на прохождение танкеров через Босфор. 

В поисках компромисса между интересами Турции и России АМОК сделал выбор в пользу поэтапного решения вопроса транспортировки. Отсюда и появились проекты по "ранней" нефти и "поздней" нефти. В рамках первого Москва добилась использования маршрута Баку-Новороссийск, а Анкара - маршрута Баку-Супса, который, по ее мнению, имеет в дальнейшем большие шансы стать веткой трубопровода Баку-Джейхан для "поздней" нефти. В случае реализации этих планов давние оппоненты Турции Иран и Армения станут аутсайдерами.

Грузия, в свою очередь, не только получает солидную выгоду от транзита нефти по своей территории, но и делает шаг в сторону реализации идеи Евразийского транспортного коридора. Это не сулит России ничего хорошего. Данный проект предусматривает развитие существующих транспортных и телекоммуникационных путей между Каспием и Черным морем с целью связать "новым шелковым путем" Европу, Закавказье, Центральную Азию и Китай в обход России. За эту идею ухватилась Украина, рассчитывающая по соглашению с Грузией и Азербайджаном получать азербайджанскую нефть по Черному морю. Для этого уже идет постройка нефтяных терминалов в Батуми и Одессе. Пропускная способность последнего будет примерно равняться тому количеству российской нефти, которую Украина получает сегодня для своих нужд. Из Одессы на север страны может быть протянут новый трубопровод, который подключится к трубопроводу "Дружба".

"ПОЗДНЯЯ" НЕФТЬ

ПОСЛЕДНИЙ год шансы России на "позднюю" нефть, к сожалению, уменьшились. Баку явно склоняется к турецкому варианту. В мае 1997 г. в Анкаре Алиев и Демирель подписывают Декларацию о развитии стратегического партнерства, в которой поддерживается джейханский маршрут. 

Сразу после этого Турция заключает соглашение с итальянской и рядом американских нефтяных компаний о создании совместного предприятия для осуществления этой задачи. В июле Демирель и Шеварднадзе подписывают совместную декларацию в пользу маршрута Баку-Грузия-Джейхан, В том же месяце в Вашингтоне президент Клинтон высказывает Шеварднадзе свое одобрение этого проекта.

Со своей стороны, Алиев и Назарбаев в июне принимают решение о прокладке трубопровода по дну Каспия, который подключится к маршруту Баку-Супса. На этом неблагоприятном для России фоне бывший российский премьер Черномырдин, вице-премьер Немцов и бывший министр энергетики Кириенко предпринимали попытки достичь соглашения с Чечней о тарифах за транспортировку нефти по ее территории и тем самым дать наконец "зеленый свет" для перекачки "ранней" нефти по северному маршруту, открытие которого сильно затянулось.

Параллельно этим тенденциям возникали новые, частично компенсирующие их обстоятельства. В апреле министр иностранных дел Греции Теодорос Пангалос во время визита в Азербайджан подтвердил намерение своей страны и России осуществить проект Бургас-Александрополис. Аналогичное заявление он делает в июле. Бывший президент АМОК Терри Адаме высказал мнение, что при надлежащей модернизации трубопровод Баку-Батуми справится с "поздней" нефтью. Вице-президент концерна Грегори Рич заявил, что постройка трубопровода Баку-Джейхан будет самой дорогостоящей.

Не остались в стороне американцы. Они заметно усилили свое давление на Баку. За активизацию продвижения американских интересов в Закавказье и Центральной Азии выступили бывшие советники президента США по национальной безопасности Брент Скоукрофт и Збигнев Бжезинский, бывший начальник отдела кадров Белого дома Джон Сунуну и бывший государственный секретарь Джеймс Бейкер. Как правило, все сводится к банальности - вытеснению России из региона. В августе 1997 г. состоялся пышный визит Алиева в Вашингтон. Азербайджанский президент подписал четыре новых контракта - с "Эксон", "Шеврон", "Мобил" и "АМОКО".

Показателен мартовский (1998 г.) вояж Аслана Масхадова в Великобританию, где его обхаживали генералы и политики, в том числе Маргарет Тэтчер. Члены семейства миллиардеров Голдмитов, связанного родственными узами с семейством Ага Хана, главы секты исмаилитов, пообещали помочь Чечне миллионами долларов. "Чечня, - доходчиво разъяснил им Масхадов, - находится в сердце Кавказа, близка к огромным нефтяным запасам Каспия, пересеченного нефтепроводами". Москва, насупившись, молчала.

События первых месяцев 1998 г. развивались в нежелательном для России направлении. Представитель АМОК объявил, что решение по выбору маршрута "поздней нефти" не будет принято до октября. В то же время Алиев заявил во время недавней поездки в Японию, что Баку в принципе договорился с АМОК по варианту Баку-Джейхан. В крене Азербайджана в сторону Турции и США нет ничего удивительного. По результатам 1997 г. Турция лидирует по объемам инвестиций в республику, которые составили 139 млн. долл. На втором месте идут США (100 млн. долл.). За ними следуют Германия, Объединенные Арабские Эмираты и Великобритания. Россия занимает только шестую позицию с 5,8 млн. долл.

Проект Баку-Джейхан набрал дополнительные очки в начале марта на встрече министров иностранных дел Турции, Азербайджана, Грузии, Казахстана и Туркмении в Стамбуле. России в числе приглашенных не оказалось. Сразу после этого турецкий премьер-министр Йылмаз посетил Тбилиси, где было подписано межгосударственное соглашение по вопросам энергетики. Шеварднадзе подтвердил свою поддержку турецким позициям. Нечего и говорить о том, что направление "поздней" нефти через Турцию приведет к ее доминирующей роли в Каспийском регионе.

Однако в багаже у России имеется и успех, который может наложить ограничения на свободу действий Турции. Уже сейчас 60% импортируемого ею ежегодно природного газа приходится на Россию. Он подается по трубопроводу через Украину и Болгарию. Заключенные недавно российско-турецкие соглашения, отражающие быстрый рост спроса Турции на энергию, предусматривают как увеличение объемов подачи газа по имеющимся маршрутам, так и строительство нового газопровода по дну Черного моря к турецкому порту Самсун. Однако вряд ли Турция допустит свою зависимость от России. Стремясь к диверсификации источников энергоносителей, Анкара проталкивает как проект получения туркменского газа через северный Иран, так и прокладку газопровода по дну Каспийского моря.

Под давлением обстоятельств вокруг Азербайджана спутались карты Москвы в отношении Армении. После избрания нового президента Кочаряна из Еревана поступают тревожные сигналы о дрейфе давнего стратегического союзника России на Кавказе в сторону США. В Армении считают, что Москва должна определиться в выборе своих приоритетов и недвусмысленно поддержать Ереван по вопросу Нагорного Карабаха. Только Израиль получает в расчете на каждого жителя больше помощи от Вашингтона, чем Армения.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

В СЛОЖИВШЕЙСЯ ситуации России необходимо приложить большие усилия и решить в свою пользу хотя бы частично вопрос "поздней" нефти. Это требование ее национальной безопасности. Поэтому в первую очередь важно доказать эффективность российских трубопроводных маршрутов для "ранней" нефти. Строительство трубопровода Баку-Джейхан через территорию Грузии нанесет сильный удар по позициям России в регионе. Уступки России и Ирана по статусу Каспийского моря должны сопровождаться повышением приоритета российских маршрутов для казахской нефти и иранских для туркменского газа. Ни России, ни Ирану невыгодна прокладка транскаспийских трубопроводов напрямую в Азербайджан. В Закавказье императивом для России является поддержание самых тесных отношений с Арменией. России совместно с Грецией необходимо предложить четкую альтернативу перевозкам энергоносителей по турецкой территории. Проект Бургас-Александрополис предоставляет такую возможность.

Для сохранения сильных позиций на своем южном фланге России важно наращивать партнерские отношения с Ираном: Он, как и Россия, имеет стратегическое расположение по отношению ко всему Каспийскому региону, подпирая с юга Туркмению, Азербайджан и Армению. Про-российски настроенный Иран значительно снизит шансы Турции и Азербайджана разыграть в тандеме карту "поздней" нефти. В отличие от Украины, которая под давлением Вашингтона пошла на попятную в вопросе кооперации с Россией по постройке атомной электростанции в иранском Бушире, Москве лучше брать пример с Белоруссии. Без оглядки на настроения в натовском стане Александр Лукашенко совершил визит в Тегеран, где в совместном коммюнике было потребовано вывести американские войска из Персидского залива.

К чести Москвы, первопрестольная пока проводит самостоятельную линию в отношении Ирана. Во время проведения в первой половине марта российско-американской встречи в рамках комиссии "Гор-Черномырдин" Россия дала понять, что имеет свою точку зрения на взаимоотношения с вашингтонским парией. Российский вице-премьер Владимир Булгак, посетивший незадолго до этого с официальным визитом Иран, отклонил жалобы США по поводу роли России в проекте Бушир.

США будут и дальше наращивать противодействие российско-иранскому сближению. Ими уже используется политика кнута и пряника. С одной стороны, Россия завлекается обещаниями Вашингтона получить выгодные западные контракты на закупку ее ракетоносителей. Взамен, разумеется, требуется, чтобы Москва ужесточила контроль над "экспортом ракетных технологий". С другой стороны, в конгрессе США все громче раздаются призывы пригрозить России санкциями, если от нее не удастся добиться послушания.

Одновременно с жесткими заявлениями по адресу Ирана Вашингтон после победы на президентских выборах в мае прошлого года умеренного клерикала Хатами прощупывает возможности нормализации отношений с Тегераном. Клинтон благожелательно отреагировал на предложение Хатами наладить культурный обмен между двумя странами. В марте президент США направил в Тегеран поздравления с иранским Новым годом. Иран, со своей стороны, принял идею палестино-израильских мирных переговоров. В феврале 1998 г. с успехом прошла поездка в Иран американских спортсменов-борцов, принявших участие в соревнованиях в честь празднования 19-й годовщины исламской революции. За ними в Тегеран направилась делегация представителей вашингтонских аналитических центров.

Не отстает от США и Европа, которая, в отличие от Вашингтона, никогда не делала из Ирана козла отпущения. В апреле 1997 г. европейские посольства были отозваны из Тегерана, после того как последний разорвал дипломатические отношения с Германией. Причиной послужило заключение, сделанное германским судом, согласно которому Иран был признан виновным в организации покушения на четырех курдских диссидентов в Берлине в 1992 г. Однако не прошло и полугода, как в ноябре разлад закончился, и послы 15 стран ЕС потянулись обратно. В конце марта ЕС сделал еще один шаг к нормализации отношений. Было объявлено, что статус официальных лиц, посещающих Иран, поднят до правительственного уровня.

Эта перепалка не помешала европейскому бизнесу развивать отношения с Тегераном. В сентябре 1997 г. французская "Тоталь" наперекор закону д'Амато заключила с Ираном выгодный контракт на разработку газового месторождения. В сделке участвовал и "Газпром". Франция и Германия являются двумя ведущими иранскими инвесторами. Торговый оборот между Ираном и Германией достиг в 1996 г. 1,2 млрд. долл. Министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель заявил, что ЕС старается налаживать отношения с Ираном, не игнорируя существующие проблемы.

Эти на первый взгляд не столь значительные события как верхушка айсберга скрывают более важное. Перехвати Америка инициативу у России и наладь отношения с Ираном с выгодой для себя, и она одним махом решит три стратегические задачи. Усилится военная и экономическая изоляция Ирака. Баланс интересов в контексте мирного переговорного процесса на Ближнем Востоке склонится еще больше в пользу Израиля, ослабнут позиции давнего партнера России -Сирии. Наконец, что самое важное, США, допустив Иран к каспийской нефти и газу в обмен на лояльность, полностью замкнут на себя южное направление "поздней" нефти. Комбинация проамериканских Турции, Ирана, Азербайджана и талибского Афганистана лишит Россию существенных рычагов давления в каспийской новой "Великой игре".

Тем, кто считает невероятным сближение США и Ирана, ссылаясь на сохранение враждебности в отношениях между ними, полезно напомнить успехи Вашингтона в 70-е гг. в сближении с коммунистическим Китаем. Если тогда США не остановили идеологические соображения, тем более этого не произойдет в отношении исламского, пусть фундаменталистского, Ирана.

Задачи, стоящие перед Россией в каспийском регионе, поистине велики, но более великими будут ее потери, если Каспий из зоны российских жизненных интересов превратится в объект иностранной геополитической экспансии. Тогда Россия увидит в водах Каспия, как в зеркале, отражение государства, оттесненного на северные задворки Евразии.