25 мая 1998 г.

ЛЕВ И МЕДВЕДЬ - НУЖНЫ ЛИ ОНИ ДРУГ ДРУГУ?

"У Вас хорошие глаза, господин Блэр."

"Российско-британское партнерство имеет для нас особое значение," - заявил Борис Ельцин в интервью газете "Гардиан" во время проходившей недавно в Бермингеме встречи лидеров
"восьмерки". Он отверг утверждение о том, что апрельский приезд в Москву Жака Ширака и Гельмута Коля был попыткой создать ось Москва-Париж-Берлин за счет отношений с американизированной Англией. Российский президент также предостерег страны НАТО об опасности пересечения "красной черты", если прибалты или Украина будут приглашены в эту организацию. Правда, разъяснений о том, что будет, если это случиться, не
последовало.

Реальность такова, что Россия и Британия по-прежнему находятся в разных военно-политических лагерях, только в случае России лагерь состоит из одного единственного воина, и то сильно помятого. Лондон же при каждом удобном случае спешит заверить в своей преданности Вашингтон и будет всячески способствовать укреплению НАТО. Остается ли в таком случае в отношениях между Россией и Британией место для че-
го-то еще, кроме "холодного мира"?

Впервые Ельцин встретился с Тони Блэром, новым премьер-министром Великобритании, незадолго до этого блестяще выигравшим парламентские выборы у консерваторов, 27 мая 1997 г. Поводом для встречи стало приглашение лидеров стран НАТО и России в Париж, где в Елисейском дворце подписывался Основополагающий акт. Этот документ допускал Россию к периферийному участию в структурах НАТО, ценой чему было ее фактическое согласие на расширение НАТО на Восток.

Всем памятно братание Горбачева и Тэтчер, в котором "железная леди" начисто переиграла горе-генсека. На этот раз роль снисходительного мэтра принадлежала Ельцину. Во время рабочего завтрака в российском посольстве он по-отечески поведал Блэру: "У Вас хорошие глаза, блестящий ум, подходящий возраст, большой опыт." Казалось, еще немного, и Блэр будет удостоен звания "мой друг Тони". Со своей стороны, британский премьер восхищался тому, как много его старший коллега сделал для изменения "лица Советского блока". Все, казалось, было как при Тэтчер и Мэйджоре - нашим лидерам словословили, а они принимали это за чистую монету, не понимая того, как "салонная дипломатия" далека от дипломатии,призванной защищать национальные интересы страны.

Фиаско правой идеологии.

Все же, с переходом в Англии государственного штурвала от консерваторов к лейбористам кое-что изменилось, хотя не в геополитическом плане - Лондон всегда будет жестко отстаивать свои проатлантические и, поэтому, во многом антироссийские интересы, - а в идейном. Для тех, кто считает, что будущее России в руках левоцентристских сил, опыт нахождения у власти "новых лейбористов", как называет своих сторонников Блэр, представляет большой интерес. Вопрос: "Какую нишу занять силам левой ориентации в современном мире, охваченном процессами глобализации?" - злободневем для России, и намного больше, чем для самой Англии.

В мае Лейбористская партия Великобритании (ЛПВ) отпраздновала годовщину своего пребывания у власти. В 1997 г., после изнуряющих 18 лет в оппозиции, ЛПВ, одна из ведущих левоцентристских организаций Европы, нанесла сокрушительное поражение консерваторам, чья монополия на власть еще несколько лет назад казалась незыблемой. Была побеждена партия, благодаря которой мир познал тэтчеризм и монетаризм, для которой многие годы свободный рынок и "государство - ночной сторож" были фетишами для поклонения.

Еще в начале 90-х гг. казалось, что в условиях, когда в Англии разгромлено профсоюзное движение, на Востоке крах потерпела советская система, а британские левые силы, как и многие другие их коллеги в Европе, пережили раскол и глубокий кризис, ничто не остановит победное шествие правой идеологии "экономического либерализма". Тогда же, отражая широкие настроения, предсказывается "конец истории", окончательное поражение идей социальной справедливости и равенства.

В России засвирепствовала правая идеология безо всякой оглядки на особенности исторического развития страны. Ей навязывается "дикий рынок", финансовые интересы ставятся выше интересов производства, в дребезги разлетается система социального обеспечения, в экономике государство "умывает руки". Над Россией проводится очередной эксперимент, результатом которого становится массовое обнищание населения. Если на британской почве тэтчеризм придал стране в ряде областей импульс для дальнейшего развития, то попытки его механического копирования в России привели к экономической деградации и резкому ухудшению уровня жизни.

Тем более нелепыми и опасными представляются сегодняшние попытки ряда якобы экспертов по шахтерской проблеме вновь сослаться на опыт Британии, буквально сравнивая ситуацию забастовки английских шахтеров в 1984 г. и нынешнюю забастовочную волну в России. Говорится о том, что угольная отрасль убыточна, что шахтеры это представители отмирающей профессии, что они эгоисты и живут за счет других. Восторгаются решимостью Тэтчер, жестко подавившей забастовку. Как будто в Англии шахтерам по нескольку месяцев не выплачивалась зарплата, как будто каждому из них не предлагалась многотысячная (в твердой валюте) компенсация, как будто государство там активнейшим образом не участвовало в их переквалификации. Все это замалчивается, потому что ничего из этого нашим шахтерам никто предлагать не собирается.

В Англии речь действительно шла о необходимости структурной перестройки экономики, у нас же речь идет о кризисе власти, не способной управлять не только угольной отраслью, а всем государством в целом. Высшим пилотажем демагогии стало утверждение, что, оказывается, чтобы оплатить шахтерский труд, надо отобрать деньги у других бюджетников, как будто речь идет о жирующих лентяях, а не о выплате честно заработанных тяжелейшим трудом денег, которых только-только хватает на скудную жизнь, как будто в бюджете и не предусматривалась оплата их труда. Какой цинизм!

Ссылаются на то, что многие шахты были акционированы и не являются государственной собственностью. Мол, шахтеры сами во всем виноваты. Как будто не само государство навязало такие механизмы акционирования, приватизации и ваучеризации, которые окончились полным провалом, как будто не само государство полностью отстранилось от регулирования отраслью, в результате чего ее облепили многочисленные посредники. Все это происходит на фоне недоумения председателя Всемирного банка, пытающегося понять, что стало с сотнями миллионов долларов, выданных России на переструктуризацию отрасли.

Чтобы подобного рода ошибок по пересаживанию чужого опыта на собственную почву не совершали российские новые левые, необходимо использовать опыт нахождения у власти близких к ним зарубежных политических сил в созидательных, а не разрушительных целях. О чем говорит опыт пребывания у власти британских лейбористов? Он говорит о том, что они, по крайней мере на данном этапе экономического цикла, умело использовали положительные стороны экономического рынка для реализации идей социальной справедливости в рамках, конечно, своей англо-саксонской модели развития. Ими также предприняты смелые шаги по укреплению политической демократии.

"Третий путь."

Центральная идея лейбористов - "третий путь". В недавнем интервью газете "Гардиан" Блэр так раскрыл это понятие: "путь не только между политикой новых правых (бесконтрольный рынок, пренебрежение социальной сферой) и старых левых (государственный контроль, подчинение всего центру)... речь идет о традиционных ценностях левых сил - социальной справедливости, солидарности, демократии, свободе, - которые необходимо адаптировать к условиям современного мира." Например, в экономике это означает, с одной стороны, признание неизбежности и во многом желательности процесса глобализации, предоставляющим всем возможность активного участия в международной торговле, финансах, разделении труда, с другой, - активное государственное регулирование рынка рабочей силы, сферы образования, переквалификации, научно-технического развития.

После прихода к власти лейбористы наложили пятимиллиардный налог на те предприятия общественной инфраструктуры, которые были приватизированы тори и получили в результате сверхприбыль. Они влили миллионы фунтов в программы помощи бедным семьям и нетрудоспособным. Был увеличен ряд налогов на наиболее богатые слои населения и подняты пособия по уходу за детьми. На рынке труда британские левые не ведут крестовых походов против профсоюзов и не ущемляют права рабочих, а внедряют программы по повышению их квалификации и переобучению. Правительство намерено установить достойную минимальную зарплату, а также принять законы, усиливающие позиции профсоюзов в их отношениях с работодателями. Осуществляется массированная государственная программа по ликвидации безработицы среди молодежи.

В области социальных услуг рыночные нововведения консерваторов были значительно потеснены. Были отменены ваучерные схемы в сфере дошкольного образования, льготы частным школам и частному медицинскому страхованию. "Повышения стандартов обучения является первостепенной задачей правительства, - заявил новый министр образования. - Мы намерены предложить высококачественное образование всем детям." С местных органов власти было снято требованием о проведении тендеров для частного сектора по оказанию коммунальных услуг.

Эти и многие другие примеры демонстрируют, что лейбористы преследуют ясную цель - без крупных вложений в обучение, здоровье, в целом социальное благополучие населения, будущее страны обеспечено не будет. И только одновременно с этим, а не за счет этого, они проводят здоровую финансовую политику низкого бюджетного дефицита и низкой инфляции. Как это разнится с ситуацией в России! Происходит точно противоположное. Как будто финансовая стабильность чего-то стоит в нищем обществе.

Лейбористы пошли на значительную демократизацию и децентрализацию политической власти. Из унитарного Британия превращается в федеративное государство.Упреждая таким образом рост националистических настроений, правительство передает ряд функций новым парламентам в Шотландии и Уэльсе. С его точки зрения, этого будет достаточно, чтобы удовлетворить чаяния местного населения. В России же федеративная структура так и не создана. Регионы по-прежнему злы на центр и хаотично выторговывают себе, кто что может.

С другой стороны, лейбористы полностью осознают важность мировых интеграционных процессов и стараются использовать по-максимому европейское объединение, но не во вред своей стране. А на просторах СНГ, то есть там, где ей сам бог велел, Россия до сих пор не в состоянии остановить центробежные силы, но зато бестолково влезает в западные финансовые рынки, туда, где ее бьют и бить будут.

В Британии параллельно с обязанностями укрепляются права местных органов власти, а в России после разгона Советов ни о каком местном самоуправлении никто и не вспоминает. Вскоре британским парламентом будет принят Закон о свободе информации, облегчающий обществу задачу по контролю над государственной властью. В России же власть бесконтрольна в еще большей степени, чем прежде. Исполнительная власть, которая исполняет, как правило, свои же решения, управляет государством с помощью закулисных махинаций, находясь во власти кумовства, многочисленных "черных" и "серых" кардиналов.

Появятся ли российские новые левые?

Так что же интересного может найти российская прогрессивная общественность в "третьем пути" британских "новых левых"? В политике это означает отход от видения современной истории через призму классовой борьбы, признание плюралистического характера общественного устройства, опору на широкую коалицию социальных сил, заинтересованных в укреплении своей страны.

Не ставится цели ни сведения функций государства до минимума, ни наделения его чрезмерной властью. Вместо этого предлагается укрепить его авторитет и эффективность с помощью ликвидации "демократического дефицита". Это означает открытость, "прозрачность" власти, усиление демократии на местах, самоуправления.

Всячески поощряется развитие гражданского общества, то есть общественных отношений, в том числе рыночных, не подчиненные прямому государственному контролю. Считается, что чем сильнее гражданское общество, тем сильнее и государство.

В прошлом левые силы выступали за огосударствление экономики, или, в лучшем случае, за "смешанную экономику", но с "командными высотами" в руках у государства. Правые, напротив, стремились полностью устранить государство из экономической сферы. Новые левые признают ценности экономического рынка и частной собственности, но одновременно считают, что только с помощью активного государственного регулирования их деятельность будет направляться в созидательное русло.

Решать вопросы социальной справедливости старые левые стремились исключительно с помощью перераспределения доходов, а правые хотели лишить государство его социальных функций. Новые левые, помимо поддержания эффективной системы социальных пособий, делают упор на капиталовложения в "человеческий капитал", то есть в науку, образование, здравоохранение, переквалификацию.

Старые левые рассматривали международные отношения на основе лозунга "пролетарского интернационализма", а правые вели крестовые походы против "империи зла". Новые левые признают многополярность мира, первостепенность защиты национальных интересов, не считают другие государства врагами, но различают своих геополитических союзников и конкурентов.

С этой точки зрения Англия и Россия всегда будут преследовать в ряде сфер, особенно в военно-политической, разные задачи. Но будучи великими державами (Россия, по крайней мере, потенциально), могут многому научиться друг у друга.