"Независимая газета"
5 июня 1999 года

Куда ведут социал-демократическую Европу британские лейбористы?

Со времени победы Лейбористской партии Великобритании во главе с Тони Блэром на парламентских выборах в мае 1997 г. европейская социал-демократия одержала значительные победы. Сегодня в Европейском союзе правые находятся у власти лишь в Испании и Ирландии, а в Бельгии и Люксембурге делят власть с социал-демократами. В большинстве же европейских стран они по-прежнему деморализованы. Во Франции умеренный правый спектр раздроблен между пятью партиями. В Италии правые силы представлены Сильвио Берлускони, за которым тянется шлейф обвинений в коррупции, Жанфранко Фини с малообещающей репутацией неофашиста, и Франческо Коссигой, который вошел в правительство бывшего коммуниста Массимо Д'Алема. Клаус Велле, генеральный секретарь Европейской народной пратии, представляющей в ЕС интересы христианских демократов, говорит с обидой: "Блэр ищет путь между социализмом и капитализмом. Но это как раз и отражает суть традиционной христианской демократии."

Прошедшеи два года скорректировали прогнозы критиков новолейбористского проекта. Не правы оказались те, кто предвещал, что после прихода к власти лейбористы снимут с себя маску модернизаторов и вернутся к традиционной для них в прошлом кейнсианской политике бюджетного дефицита и содержания "государства благосостояния" старыми способами. Однако те критики слева, которые уличали Блэра и его сторонников в оппортунизме, отходе от идеалов британского лейборизма, получили не мало пищи для размышлений.

Лейбористы отказали профсоюзам в привилегированных отношениях, сохранили многие либерально-рыночные подходы своих предшественников-консерваторов. Их политика является ярким примером того, как изменения социально-экономических реалий в последней четверти ХХ века наложили глубокий отпечаток на современное мировозрение европейской социал-демократии. Реформы, начатые правыми силами в 80-е гг. в области приватизации, налогообложения, рынка труда, социальных услуг в целом, были восприняты социал-демократами как данность эпохи глобализации и постиндустриального общества.

Если Маргарет Тэтчер, которая отмечает 20-летие своего прихода к власти в 1979 г., говорила о себе, как о классическом либерале, то Тони Блэр возвращает свою партию скорее к традициям нового либерализма социальных реформ времен Ллойд Джорджа. И в том, и в другом случае проводится модернизация общества с отказом от ряда традиционных постулатов. Также как Тэтчер отвергла социальный патернализм, Блэр отказался от идеи "классовой солидарности".

В 80-е и 90-е гг. в Британии достоянием прошлого стали представления об "органичном обществе", опирающемся на социальные иерархии доиндустриального и индустриального общества. Страна вступила в эпоху модернизма, когда понятия "класса" и "прав", "труда" и "капитала", "государства" и "рынка", "социализма" и "капитализма" сменяются на понятия "социальных коалиций", "гражданских обязанностей", "экономики совладения", "социального либерализма".

Наиболее сильно европейские партии социал-демократической ориентации продемонстрировали преемственность со своими предшественниками, а во многом и ужесточили их взгляды, во внешней политике. События в Югославии, необъявленная война против этой страны под руководством США, свидетельствуют о существенном сдвиге европейских левых вправо, занятие таких проамериканских позиций, которые в прошлом были характерны, пожалуй, только для Тэтчер. К сожалению, первую скрипку в этом сыграл Тони Блэр, доведя традиционную политики "особых отношений" Британии с США до крайностей.В отличии от консерватора Тэтчер ему, лейбористу, удалось навязать крайне проамериканские позиции другим европейским левым, склонив даже самовольную со времен Де Голля Францию и освобождающуюся от остатков синдрома второй мировой войны Германию не только к потворству, но и к соучаствию действиям США и Британии на Балканах.

Военная агрессия НАТО против Югославии, грубейшее нарушение международного права не вызвали до сих пор какой-либо существенной критики, а тем более противодействия, внутри основного течения европейской социал-демократии. Нестройные голоса недовольства раздаются только из среды ее левого фланга, в основном в Греции, Италии, на Кипре. В Британии против развязывания новой войны в Европе твердо выступила группа левых лейбористов - депутатов парламента во главе с Тони Бенном. Однако позиции и авторитет левоцентристских сил в Европе в целом поставлены под удар из-за поспешного присоединения их лидеров, находящихся у власти, к авантюрным действиям США. Бесперспективность военного шантажа, соучастие в изначально ущербной внешней политики с позиции силы могут негативно отразиться на тех позитивных начинаниях, которыми были отмечены первые шаги, предпринятые европейскими левыми в социально-экономической области после прихода к власти.

Традиционные ценности британской, и в целом европейской, социал-демократии подвергаются тяжелому испытанию. Соучастие в войне против Югославии, милитаризм на международной арене находятся в разительном контрасте с лозугнами справедливости, гуманности и сострадания, которые лейбористы так пространно используют для внутреннего потребления. Укоренившись, политика двойного стандарта - одна для "золотого миллиарда", другая для всех остальных, похоронит всякие надежды на то, что европейская социал-демократия, претендующая на обновление, может стать ведущей прогрессивной силой в XXI веке.

Большинство правящих левоцентристских сил в Европе, пойдя на поводу у США, проявили агрессивность, но в случае с лейбористами, это усугубляется тем, что Тони Блэр не просто следуют за своим заокеанским союзником, но старается взять инициативу по углублению конфликта на Балканах на себя. Европейские правые и левоцентристы за редкими исключениями оказались по вопросам войны и мира на стороне войны, хотя по ряду внутриполитических проблем между ними сохраняются пусть на время отошедшие на второй план, но значительные разногласия. Например, в Британии межпартийная борьба между лейбористами и консерваторами вспыхнула с новой силой в связи с приближающимися 6 мая муниципальными, а также парламентскими выборами в Шотландии и Уэльсе. Накал страстей не ослабнет и после них - в июне предстоят новые выборы в Европейский парламент.

Один из парадоксов войны в Югославии заключается в том, что объективно "ястребы" из социал-демократического стана способствуют своими действиями разжиганию новой ксенофобии в Европе, построению новых "железных занавесов", что не может не вызывать удовлетворения среди крайне правых. Европейские социал-демократы умудряются, с одной стороны, критиковать недостатки неолиберальной политэкономии и философии, призывать к восстановлению ценносте социальной справедливости и общественной солидарности, выступать за преодоление классовых, социальных и этнических преград. С другой стороны, они присоединились к поискам нового врага взамен советского, иранского или иракского, в угоду США разыгрывают мусульмано-славянскую карту там, где пахнет грубой геополитикой, способствуют новому расколу мира.

Горьким уроком таких действий, будь они продолжены, будет привнесение принципов рыночного фундаментализма руками тех, кто с ним так долго боролся, в сферу внешней политики. Право силы, эгоизм, стяжательство приведут к разрыву ткани международного сотрудничества также, как они привели к ослаблению социальной ткани общества в годы господства правых. Остается надеяться на то, что новоевропейский социал-демократический проект не рухнет в результате действий тех, кто хотел стать его создателем, в первую очередь Тони Блэра.