(Декабрь, 2001)

ТЕРРОРИЗМ – "SUBLATA CAUSA, TOLETUR MORBUS"

 

Откуда взялось слово «терроризм»? Оно у всех на устах. Такое впечатление, что терроризм и террористы появились чуть ли ни вчера. Сатана террора в 2001 году предстал в образе саудовского миллионера Осамы бен Ладена. На самом деле явление терроризма уходит вглубь веков.

«Терроризм» происходит от латинского слова “terrere”, оно означает «вызывать дрожь и трепет». В русском языке с «терроризмом» ассоциируется чувство «содрогания». С помощью террора стремятся лишить соперника, намеченную жертву, способности сопротивляться. Люди и нередко политики впадают в оцепенение, их психика подавляется.

Терроризм это, прежде всего, состояние ума. Террористы стремятся к психологическому эффекту, далеко выходящему за рамки масштабов физического насилия. Для достижения этой цели одиночка, организованная группа, а порой и государство, проводят действия, цель которых – вызвать у объекта террора страх и ужас.

Когда действует одиночка, объектом террора, как правило, избирается государственное лицо, рангом как можно выше, вплоть до королей, президентов, премьер-министров и министров. Убийство преследует цель принуждения правителей к изменениям в политике. Террорист убивает с политическими или религиозными целями, если их нет, то он просто убийца. Разумеется, террористы, оборвавшие жизнь людей, тоже убийцы, но их окружает аура «мстителей».

Терроризм истолковывается политиками и обществом на основе «двойных стандартов». И тогда «террористы» для одних людей становятся «героями» для других. Правильный ответ на вопрос о том, что такое террор и кто такие террористы, может дать разумный, а не эмоциональный подход. Ключ к нему – нормы морали и международное право.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Из глубокой древности пришел афоризм – «те, кто не знает истории, похожи на детей и плохо ориентируются в жизни».

Терроризм сопровождает историю человечества. На религиозной почве он захлестывал Азию и средневековую Европу. Папы римские и короли уничтожали иноверцев тысячами. В XVI веке как католики, так и протестанты считали, что любой правитель не их веры – тиран. В Западной Европе средневековая секта катаров была уничтожена целиком. Под маской «жертвоприношений» во втором тысячелетии в Индии в жертву богине разрушения Кали (Шива) принесено около одного миллиона людей. В XIV веке в Крыму против жителей города Кафы (Феодосия) татаро-монголами был применен отвратительный прием: через крепостные стены, с помощью катапульт, в город забрасывались пораженные чумой трупы людей.(Global Dialogue, Vol. 2, N 4, Autumn 2000, p. 41.) Столетия спустя, в годы Второй мировой войны, биологическое оружие использовалось Японией против Китая.

Известна трагическая судьба гугенотов во Франции, зловещим напоминанием о которой вошли в историю ужасы «Варфоломеевской ночи» в Париже. Испанская инквизиция считала еретиками всех, кто подвергал сомнению религиозные догмы католицизма, многих отступников от «истинной веры» истязала и сжигала на кострах. Это была система религиозного террора. Шотландский теолог Джон Нокс считал, что для защиты кальвинистской веры надо убивать ее противников. Он требовал от английской королевы Елизаветы I быстрой казни королевы Шотландии католички Марии Стюарт. Казнь состоялась.

От Филиппин и Индонезии, Пакистана и Индии, Египта и Северной Ирландии до США зреют зерна индивидуального террора. У его сторонников налицо вера в возможность своими действиями изменить ход истории. Так, например, в 1951 году палестинский портной Мустафа Ашу убил иорданского короля Абдаллу I. Террорист преследовал цель – сорвать переговоры короля с евреями, расселившимися на территории Палестины.

В России помнят террор народовольцев против царизма. Европа никогда не забудет сербского террориста Гаврило Принципа, в августе 1914 года он застрелил австрийского эрцгерцога Франциска Фердинанда, что послужило началом цепи событий, приведших к Первой мировой войне. В США даже дети помнят об убийстве в 1865 году террористом Джоном Уилкесом президента США Авраама Линкольна.

Следует особо сказать о терроре в Северной Америке. Он для нее не в новинку. Еще в 1620 году капитан Майлс Стэндиш, лидер пуританских колонистов в Плимуте, пригласил индейского вождя и его брата на обед в честь дня Благодарения. Вместо праздничной трапезы индейцы попали в западню, их заперли в комнате и зарезали.

Любителям вспоминать лишь о насилии в России можно напомнить, что в Америке убийства главы государства случались чаще. Так, президент Эндрю Джексон убит сторонником партии вигов Ричардом Лоуренсом, было убито еще 12 членов администрации. С 1869 г. по 1877 год из числа сторонников предводителя северян генерала Гранта убито одиннадцать человек.

Американский авантюрист Гутё, безуспешно добивавшийся поста посла, выстрелами в упор расправился на железнодорожном вокзале с президентом США Джеймсом Гарфильдом. Американский анархист итальянского происхождения убивает популярного американского президента Уильяма Маккинли. В 1933 году, во время посещения штата Флорида, чудом уцелел президент Франклин Рузвельт, террорист промахнулся, но при этом смертельно ранил мэра Чикаго Антона Чермака. В 1962 году снайпером убит президент Джон Кеннеди, а позднее выстрелом в голову убит его брат Роберт Кеннеди. В 1968 году снайпером убит лидер борьбы за гражданские права Мартин Лютер Кинг. В 1981 году в результате покушения ранен президент Рональд Рейган.

Массовым террором против африканцев стали колониальные захваты в Африке, вывоз рабов в Америку. Путь африканских стран к независимости сопровождался многочисленными актами насилия. Драмы Алжира и Южной Африки хорошо известны, так же как и вакханалия убийств в Конго и Заире. Был зверски убит премьер-министр Конго Патрис Лумумба. Французские террористы упорно, но безуспешно охотились на президента Франции Шарля де Голля, после того, как он предоставил независимость Алжиру.

На Ближнем Востоке возник кровавый конфликт между евреями и арабами, в первую очередь палестинцами. Он сопровождался не только войнами, но и террором. В 1946 году террористы взорвали в Иерусалиме отель «Король Давид» и убили заложников – британских военных. Террористы добивались выполнения Англией достигнутых еще в 1917 г. договоренностей с английским правительством, лордом Бальфуром, о создании на землях Палестины еврейского государства. Одним из лидеров этой группы был Аврахэм Стерн (Avraham Stern), он был застрелен в английской тюрьме. Будущие лидеры Израиля – Мэнахем Бегин и Ятцик Шамир были активными участниками борьбы против палестинцев и англичан.

Самым громким террористическим актом того времени стало убийство 17 сентября 1948 года представителя ООН, племянника шведского короля Густава V, графа Бернадотта. Во время Второй мировой войны этот достойный человек возглавлял шведский Красный Крест и с помощью обмена вызволил из плена не менее 20 тысяч людей, в том числе евреев. Только в 1988 году члены группы, расстрелявшие ехавшего в автомобиле Бернадотта, признались в содеянном. Террористами были четыре человека, смертельный выстрел нанес Ешуа Коэн (Jehoshua Cohen).

Ближневосточному конфликту следует уделить особое внимание. Он самый опасный, породил уже три войны. Эта рана на теле международных отношений измотала нервы не только израильтянам и палестинцам, но и привела к провалу всех усилий Вашингтона обезопасить поставки в США нефти с Ближнего Востока. Ненависть с обеих сторон, как палестинской, так и израильской, нарастала как буря в пустыне, ветры экстремизма и терроризма приобрели такую силу, что приходилось только ждать очередных преступлений. Что же случилось? Для ответа на этот вопрос окунемся в историю, она многое объясняет.

С конца 40-х годов на Ближнем Востоке возникают военные организации федайенов (fedayeen). Их главным покровителем стал Египет, президент Гамаль Абдель Нассер. В 1964 году при поддержке правительств арабских государств создается Организация Освобождения Палестины, ее основной силой стала группа Фатх (Fatah) во главе с Ясиром Арафатом. Возникает Народный Фронт Освобождения Палестины Джорджа Хабаша (George Habash). Эти две организации сливаются в одну, ее названием остается ООП. Все попытки дестабилизировать и уничтожить Израиль терпят провал. Более того, в 1967 и 1973 гг. арабы терпят поражение в двух войнах, а в 1982 году, в третьей, добиваются лишь частичного успеха. В ООП возникает движение в пользу поиска путей урегулирования ближневосточого конфликта политическими и дипломатическими средствами. Многим палестинцам становится ясно, что с помощью террора Израиль не победить, желанной независимости не добиться. В Израиле растут настроения в пользу предоставления палестинцам независимости в рамках согласованной территории. В этой ситуации активизируются США, особенно при президенте Клинтоне.

Когда в 1998 году я посетил Иорданию, где выступал в дипломатической школе и участвовал в международной конференции, казалось, что решение палестинской проблемы не за горами. Усилиями Переса, Бегина и Арафата был начат мирный процесс, подкрепленный соглашениями в Осло. Вашингтон поддержал урегулирование самого затяжного, полувекового, регионального конфликта. Мирное урегулирование сорвалось.

С конца 90-х годов как в Израиле, так и среди палестинцев, растет влияние радикальных политиков, стремление использовать силу, а не дипломатию и компромиссы. Поднимают голову и террористы.

Израильский террорист убивает премьер-министра, лауреата Нобелевской премии Бегина. К руководству приходит правый политик Нетаньяху. Его правительство стремится подорвать мирный процесс. Ослабленный сексуальным скандалом Клинтон сникает, ему не до израильтян и палестинцев, удержаться бы у власти. Нетаньяху в открытую бранит американцев за «мягкотелость» в отношении палестинцев. На оккупированных территориях растет напряженность. Нетаньяху у власти меняет Барак. Клинтон использует свой последний шанс войти в историю как «король дипломатии», но соглашение о мирном урегулировании от него ускользает, а вместе с ним и возможность стать Нобелевским лауреатом. К власти в Израиле приходит Шарон, ястреб из ястребов. Мирный процесс взорван, на оккупированных территориях началась интифада – народное восстание. Ослабли позиции лидера палестинцев лауреата нобелевской премии Арафата. Ему так и не удалось преподнести своему народу государство, мир и процветание.

Президент США Джордж Буш-младший, вместе со своими новоиспеченными советниками, в начале президентства проявлял равнодушие к спасению мирного процесса. На Ближнем Востоке происходит эскалация насилия. Правительство Шарона использует танки и вертолеты, палестинцы – камни и смертников-одиночек. Жертвы насилия исчисляются сотнями. Растет ненависть двух общин друг к другу.

Смертники палестинцы на земле Израиля своим примером вдохновили террористов из «Аль-Каида», бен Ладена и его соратников.

Полувековой конфликт на Ближнем Востоке грозит выплеснуться далеко за его пределы. На календарях приближалось роковое для США число 11 сентября 2001 года. От начала нового тысячелетия веяло могильным холодом, однако его никто вовремя не почувствовал.

Метастазы от ближневосточного конфликта грозят новым террором. Это поняли премьер-министр Великобритании Блэр и президент США Буш. Но даже им не удается утихомирить обе конфликтующие стороны. Как только появляются признаки успокоения обстановки и Буш объявляет о поддержке планов создания палестинского государства, а Блэр встречается в октябре 2001 года в Лондоне с Арафатом – тут же экстремисты убивают видных палестинцев, а последние мстят и расстреливают члена израильского кабинета. Террористы стремятся взять процесс мирного урегулирования в заложники. Это у них неплохо получается. Импульсивный Шарон и обессиленный Арафат не могут справиться с террором.

ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ГОЛОВАХ У ТЕРРОРИСТОВ «АЛЬ-КАИДА», МУЛЛЫ ОМАРА И ИХ ЛИДЕРА БЕН ЛАДЕНА

Сегодня талибы разгромлены, они укрылись в горах, растворились в городах Афганистана. Их образ мышления, однако, жив и витает в мире ислама. Его надо знать и понимать. Бен Ладен буден опасен даже мертвым.

Насилию бен Ладен научился еще в Пакистане, в Пешаваре, где был организатором поставок оружия, денег и наемников для борьбы с советской армией. Являясь владельцем большого состояния, он организовал вербовочные пункты в 50 странах. До сих пор эта сеть его добровольных помощников и хорошо оплачиваемых людей существует, она накрыла и США, где готовились к терактам смертники.

В августе 1990 года, возмущенный размещением американских войск в Саудовской Аравии, когда, как он считал, «неверные» осквернили святые места ислама, бен Ладен критикует саудовского короля и скрывается затем в Судане. С тех пор он становится врагом США и 28 февраля 1998 года вместе с радикально настроенными мусульманскими клериками подписывает и распространяет фетву (fatwa), предающую анафеме США. Началась война бен Ладена и его сподвижников против Америки.

Те, кто встречался с бен Ладеном, рассказывают, что в обиходе он вежлив и застенчив. Не любит сниматься. Перебирая четки своими холеными руками, Осама бен Ладен утверждает, что размещение американских военных в Саудовской Аравии, к тому же недалеко от священной Мекки, является вызовом всему исламскому миру. Он с готовностью обсуждает ближневосточный конфликт, упирает на то, что «Израиль убивает и наказывает палестинцев с помощью американских денег и оружия». Оправдывая взрывы террористами посольств и военных объектов США, Осама говорит, что организацией этих акций не занимался.

Духовный лидер талибов мулла Омар взял Осаму под свое покровительство и отказался выдать американцам. Выдача гостя, утверждал Омар, противоречит учению ислама. Стоит процитировать некоторые из его высказываний, они объясняют состояние ума высших мусульманских клериков ваххабитского толка:

«Америка очень сильна. Но если бы она была вдвое, вчетверо сильнее, она не смогла бы победить нас. Мы уверены, никто не нанесет нам вреда, так как с нами Бог»;

«Если мы выдадим Осаму, те мусульмане, кто сегодня уговаривает нас это сделать, через некоторое время будут нас за эту выдачу ругать… все боятся Америки и стремятся угодить ей. Но американцы не смогут предотвратить акты, подобные тем, что произошли, хотя Америка держит ислам в заложниках»;

«Америка контролирует правительства исламских стран. Люди требуют следовать исламу, но к ним не прислушиваются… если кто-то встал на путь ислама, он подвергается аресту, его мучают или убивают. И все это дело рук Америки… Америка породила зло, которое напало на нее. Если я и Осама умрем, это зло не исчезнет… США должны остановиться и пересмотреть свою политику. Они должны прекратить попытки навязать свою империю остальному миру, особенно исламским странам»;

«Если человек отдает себя в руки Бога, то Всемогущий помогает ему, сжалится над ним, и этот человек добьется успеха».

Что творилось в голове у самого бен Ладена видно из следующих высказываний:

«Личный долг каждого мусульманина убивать американцев и их союзников, как гражданских, так и военных» (1998 г.);

«Я должен продолжать свою борьбу против угнетения со стороны США, Британии и международного сионизма. США начали войну против мусульман. Мы дадим им достойный ответ» (1999);

«Наши братья, кто участвовал в джихаде против России, сумели сокрушить величайшую военную машину, что знало человечество. Так называемая сверхдержава растворилась в воздухе. Мы считаем, что США намного слабее России».

Не требуется прямых доказательств участия бен Ладена в преступлениях в Нью-Йорке и Вашингтоне, эти намерения налицо в его словах. Жестокость этих акций направлена на то, чтобы столкнуть Запад с миром ислама, начать новое побоище, после того, когда в средние века мусульмане взяли верх над христианами. Это бен Ладена и вдохновляло. Похоже, не только его, но и сотни экстремистов.

В действиях девятнадцати террористов, сокрушивших в Нью-Йорке оба небоскреба Торгового Центра, присутствует не только жестокость. Она присуща всем террористам. Налицо желание идти на смерть. Такое состояние ума говорит о многом. И, в частности, о готовности принести себя в жертву ради достижения цели. Это не смерть в бою, где можно погибнуть или выжить. Это, безусловно, не геройская смерть, так как герои не тянут за собой в могилу женщин и детей. Террорист не столько мстит, сколько исполняет роль палача, особо не терзаясь последствиями своих действий для других людей.

Традиция брать на себя роль «палачей» восходит к глубокой древности. Она проявилась и в мире ислама. Так, например, в XI веке на территории северо-западного Ирана действовала секта, известная как «Убийцы» (Assassins). У них вероломная тактика покушения и убийства использовалась в политической борьбе. Сохранилось имя одного из их руководителей – Хассан Саббах. Известен текст, отражающий их умонастроения: «Убивая одного человека мы терроризируем 100000. Дело не в самой смерти. Убивая, мы лишаем наших врагов мужества, отбиваем у них желание бороться. Мужественно принимая смерть, мы заставляем людей восхищаться нами, и многие из них к нам присоединяются. Принять смерть важнее, чем убить. Мы убиваем, чтобы себя защитить, но умираем, чтобы приобрести новых сторонников и победить». Чем не «философия» «Аль-Каиды» и таких ее вождей, как бен Ладен?

Широко распространена точка зрения, что терроризм порождается слепой ненавистью к «чужакам», сидит у людей «в крови». Люди, склонные к насилию и жестокости, действительно существуют и их немало. Биологические особенности людей играют в их жизни большую роль. На бытовом уровне характер и склонности у людей проявляются достаточно четко. Такие чувства как ненависть, гнев, страх, боязнь неизвестности, неуверенность в будущем формируют сознание и придают решимость действиям убийц и насильников. Терроризм, однако, явление стократно более сложное, чем бандитизм. Терроризм отличается тем, что сознание его носителей заключено в скорлупу «борьбы за справедливость», против «угнетения». Эту реальность нельзя сбрасывать со счетов, с ней следует считаться и действовать с учетом специфики самосознания тех, кто избрал террор для борьбы с «неверными».

В мире ислама налицо «комплекс неполноценности». После того, как мусульмане победили крестоносцев и Салладин освободил Иерусалим, в течение столетий мир ислама чувствовал превосходство над Европой и «неверными». Мусульмане считали себя интеллектуально, морально и даже в науке выше европейцев. Они покорили Испанию, готовились к дальнейшему усилению своего влияния в Европе. Всему этому положили конец эпоха Просвещения, начавшаяся в Италии, и промышленная революция в Англии. Мир ислама оказался в изоляции. Наступила эпоха господства Европы. Постепенно, к XX веку, арабский мир покрылся сетью колоний. Даже после деколонизации, заинтересованность США и Европы в нефти сильно влияет на ближневосточную ситуацию.

Саудовская Аравия, например, обладает 25% мировых запасов нефти. В 2000 году ее добыча составила 9,2 миллиона баррелей, в то время как в США – 7,7 миллионов. Добыча такими темпами исчерпает запасы нефти в Саудовской Аравии через 100 лет, а в США через 10. Неудивительно, что в 80-х и 90-х годах XX века импорт нефти в США удвоился и сегодня она покрывает 57% нужд американской экономики. Ситуация с нефтью объясняет, почему США забывают о «правах человека», как только дело касается их отношений со странами Персидского залива. От политики Вашингтона пахнет нефтью. Здесь короли и шейхи, а не какая-то там «демократическая оппозиция», их лучшие друзья.

У арабов «комплекс неполноценности» обострился после серии военных поражений от Израиля. Он подпитывается нерешенными социальными и экономическими проблемами, радикализацией ислама. В условиях, когда традиционные устои жизни рушатся, а модернизации общества нет, резко возросло число людей, в первую очередь образованных, испытывающих нарастающий гнев против силы, которая, как они считают, арабов угнетает. В 80-х годах в Иране имам Хомейни называет США «Большой сатаной». «Сатаной» объявляется и Советский Союз. Это были ростки цивилизационного разлома, столь явно проявившегося в настоящее время. Он получил идеологическое обоснование в трактовке ислама радикальными духовными клериками.

Идеологи цивилизационного разлома распространяют учение «салафийя» (Salafiyya), производное от арабских слов al-salaf al-salih. Оно утверждает, что учение пророка Мухаммеда и его учеников искажено коррупцией и нуждается в очищении от скверны. Еще в 1930-х годах среди мусульман окрепло мнение – мир ислама будет уничтожен «варварами». К ним отнесли европейцев, назвали их культуру «джахилийя» (jahiliyya), варварской.

Духовным вдохновителем радикализма в исламе стал египтянин Саид Кутб (Sayyid Qutb). Он учился в США, после возвращения в Египет был казнен за революционную борьбу против местного режима. В 1964 году вышла его книга «Указатели на дороге» (Signposts on the Road), где западный мир обвиняется в гедонизме, погоне за наслаждениями. В Египте Кутб столкнулся с нищетой и репрессивным режимом, мир изобилия остался за океаном. Его он и возненавидел, как недоступный для египтян. Кутб объявил арабских лидеров, сотрудничавших с Америкой, «неверными», призвал к их свержению. Бен Ладен продолжает эту антизападную, в основном антиамериканскую, традицию.

Террор – политическое оружие. Чтобы его победить, необходимо учитывать психологические особенности террористов, надо понять корни их поведения. Без этого борьба с террором становится бесплодной. Как сорняк, не вырванный с корнем, терроризм нельзя победить с помощью лишь бомб и пропаганды. Утверждать, что террористы напали на США, так как «ненавидят свободу» и «американский образ жизни», по крайней мере наивно. Их целью является стремление к «свободе для себя» и зажиточная жизнь не за океаном, а у себя, в арабском мире. И, конечно, стремление к «справедливости».

У террористов, особенно у вожаков, укоренилось мнение, что США и Израиль являются врагами арабов, стремятся над ними господствовать. На переговорах о мирном урегулировании США рядятся в одежды «честного маклера», а на самом деле выступают за сохранение несправедливого статус-кво, а значит и оккупации палестинских земель. Радикалы считают, что Вашингтону придется, в конце концов, искать по ближневосточному урегулированию честный компромисс. Достичь его в условиях расширения географии военных действий, если они охватят хотя бы одну страну Ближнего Востока, например Ирак, будет невозможно. Когда говорят пушки, дипломатия молчит.

От саудовских шейхов до самого последнего бедуина арабы ждут изменений в американской внешней политике. Если они произойдут, основным препятствием на пути к окончанию полувековой войны станут израильские «ястребы». В этом случае им придется столкнуться с США.

«ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ»

В 1993 году Государственный департамент США заявил о «черном списке» государств, «поддерживающих терроризм». Были названы Куба, Ирак, Иран, Ливия, Северная Корея, Судан и Сирия. Такая попытка «глобализировать» терроризм, обвинить в нем страны, которые по разным причинам не устраивали Вашингтон, выглядела неубедительно.

В обиход вошло презрительное название – государство-«пария». Такого понятия нет ни в Уставе ООН и, тем более, в международном праве. Росчерком пера высокопоставленных чиновников «парии» объявлялись «вне закона», лишались защиты международного права. Государства-«парии», страны-«изгои» подверглись блокаде, санкциям и даже бомбовым ударам.

В 90-х годах, после распада Югославии, в разряд «неблагонадежных стран» усилиями атлантистов попала Сербия. НАТО сделало все, чтобы не допустить появления в Боснии нового независимого государства – республики Сербия. В Косово создан плацдарм, который, если ситуация будет развиваться в сторону умиротворения албанских экстремистов, попадет в их руки. На Балканах возник очаг напряженности, который Европа не заслужила.

Сосредоточив свое внимание на преследовании «нечестивой» семерки, стран-«изгоев», американцы допускают ошибку, она им дорого обошлась. Они бросили на произвол судьбы Афганистан, подвергли санкциям Пакистан из-за появления у него ядерного оружия и «нарушений демократии». Престиж США в этом регионе сильно упал, здесь плодятся экстремистские организации. Из подручного ЦРУ по снабжению военной техникой и оружием моджахедов Осама бен Ладен становится врагом Вашингтона. События развивались стремительно. Вскормленное Пакистаном движение талибан захватывает власть в Афганистане и под влиянием исламских радикалов становится рассадником терроризма.

Как можно объяснить арабам, что Израиль может игнорировать решения и резолюции ООН, применять военную силу против палестинцев и при этом пользоваться постоянной поддержкой Вашингтона, а Ирак за применение силы подвергается жестоким санкциям и бомбежкам? Как можно ставить действия палестинских подростков, бросающих камни в оккупантов, подрывающих от отчаяния себя и других, на одну доску с теми, кто применяет стреляющие боевыми снарядами танки и ракетами вертолеты, убивает палестинцев сотнями?

Уши «двойного стандарта» торчат везде. Они подрывают престиж Америки и Израиля, рыхлят поле для терроризма.

«Двойной стандарт» в подходе к международным конфликтам и борьбе с терроризмом ослабляет убедительность аргументов Вашингтона и Лондона в пользу «нового мирового порядка», как его видят атлантисты. Британский премьер-министр Тони Блэр приходит к трезвым выводам. Он призывает к единению государств в деле создания «нового мирового порядка», но при этом подчеркивает – только сила всего мирового сообщества (“power of community") сможет победить не только Осаму бен Ладена и его укрывателей – талибан, но и проблемы трущоб Газы, смертоносных минных полей в Конго, глобальной нищеты. «Самые серьезные вызовы для господина Блэра и президента Буша еще появятся», – предупреждают специалисты. Они напоминают: «Президент Буш-старший в свое время был лидером международной коалиции в борьбе с агрессией на Ближнем Востоке, но бесславно лишился своего поста на выборах на второй президентский срок уже через год». Такая же судьба в свое время постигла Уинстона Черчилля. Одному из руководителей антигитлеровской коалиции и лидеру британских консерваторов, приведшему Англию к победе, избиратели отказали в поддержке. К власти пришли лейбористы. Народ просто устал от войны и всех, кто с ней был связан. Антивоенный синдром у избирателей проявляется часто. Он может ударить и по Бушу-младшему.

Сегодня антивоенные чувства растут как снежный ком. Миллионы англичан напуганы. В семье Эммери, девочка Даниэль говорит: «Я хотела бы понять, что происходит. В школе о войне мы ничего не изучали, это делает все происходящее страшным. Я не понимаю, откуда все это взялось, что случится на войне». Ее мать Бэренис гладит дочку по головке, тихо говорит: «Я стараюсь, чтобы дети не видели, как я напугана… моя жизнь перевернулась, я никогда не могла даже вообразить, что мои дети и я будем вовлечены в настоящую войну». Ее бабушка Мэбел, 85 лет, в Первой и Второй мировых войнах потеряла многих родственников. Она не скрывает своих чувств: «Я в ярости от наших политиков. Я повидала войну, знаю, что она делает с обществом и людьми. Как посмели политики проморгать, что все идет не так, как они посмели позволить, чтобы история повторилась и поставила под угрозу нынешнее поколение, как она уничтожила мое».

По всей Англии миллионы людей думают и говорят примерно так же. Это серьезное предупреждение правительству Блэра и лейбористам. Они должны помнить о судьбе Черчилля.

Буш-младший высоко ценит Черчилля, в своем кабинете установил его бронзовый бюст, подарок английского правительства. Буш сказал английскому послу: «Большое спасибо за сэра Уинстона. Я его буду навещать. Иногда ко мне будет приходить он сам и разговаривать со мной. В напряженные моменты будет молчать. Он будет постоянно мне напоминать, каким должен быть великий лидер». Может быть, Черчилль напомнит Бушу, почему в 1945 году он проиграл выборы.

КУДА ИДЕТ САУДОВСКАЯ АРАВИЯ?

Сегодня дестабилизируется Саудовская Аравия, основной партнер США на Ближнем Востоке. «В королевстве налицо страх перед последствиями действий США, особенно военной атаки на Афганистан… Люди напуганы, так как не знают, по кому Америка еще ударит… Это приводит к разрушению деловых связей».

Более половины саудовцев – моложе 25 лет. Для этих молодых людей бен Ладен не злодей. Они не верят, что именно он 11 сентября организовал террористические акты. А те, кто верит, испытывают безразличие или даже террористов оправдывают. «За последний год люди включали телевизоры и видели, как израильтяне убивают молодых палестинцев с помощью американского оружия. Только когда они узнали, сколько невинных людей погибло в США, испытали сожаление». Эти рассуждения появились не на страницах радикального исламского издания, они звучат на страницах респектабельной газеты британского делового мира – «Файнэншл таймс». Она приводит слова западного дипломата, пожелавшего остаться неизвестным: «Режим сталкивается с реальными вызовами, открывается брешь между ним и народом».

Саудовская Аравия духовный центр исламского мира. Две самые священные для мусульман святыни находятся именно здесь – в Мекке и Медине – местах рождения и смерти пророка Мухаммеда. Недалеко от этих святынь американцы умудрились построить военные объекты, что вызвало у населения чувство негодования. Произошло падение престижа королевской власти. Гроздья гнева привели к подрыву военного объекта, погибло много американцев.

Большая саудовская королевская семья со всеми отпрысками многочисленных принцев насчитывает 30.000 человек. Казалось, все для них складывается благополучно. В начале 90-х годов в стране с населением в 21,4 млн. человек годовой доход на душу населения находился на уровне США, отсутствовала безработица. Сегодня ситуация ухудшилась. Годовой доход на душу населения упал в 3 раза, безработица достигла 18%. Несмотря на свои нефтяные богатства, Саудовская Аравия по шкале ООН – «человеческое развитие» (human development) – находится на 70 месте в мире.

Для королевского дома наступило тревожное время и в его отношениях с клериками. Традиционно королевская власть сотрудничает с ваххабитской сектой ислама. От ее совета старейшин она получает духовную поддержку. В 1991 году, накануне войны в Персидском заливе, Совет издал фетву, поддержавшую решение разместить иностранные войска на саудовской территории. Сегодня саудовский король с просьбой о поддержке к духовным лидерам уже не обращается. Он не уверен, что получит фетву, которая поддержит ведение США войны против талибов. Главный муфтий Мекки заявил, что проблема терроризма для своего решения требует новой политики, а не новых войн. США, разумеется, всем этим обеспокоены, дестабилизация Саудовской Аравии ставит под угрозу не только поставки нефти, но и их влияние на Ближнем Востоке.

Арабское общественное мнение поворачивается против США. Вот лишь один пример. Банковский клерк в Аммане Самар Эль Наджи (Samar al-Naji) негодует: «Американцы говорят, что их цель бен Ладен, а сами нападают на безвинных афганцев, которые не имеют к терроризму никакого отношения… США воюют с мусульманами, игнорируют действия террористического государства Израиль, которое разрушает дома палестинцев, убивает женщин и детей». Налицо еще более резкие высказывания, они отражают радикализацию арабского общественного мнения, в первую очередь палестинцев. Профессор университета в Наблусе Абду Саттар Кассем говорит: «Вы должны понять, что многие арабы и мусульмане хотят создать самобытную исламскую цивилизацию. Они обвиняют Запад, и в особенности Америку, в подрыве этого стремления с помощью диктаторов, которых Америка поддерживает… Америка свела на нет все попытки демократизации арабского мира. Американцы лицемеры. Они проповедуют свободу и демократию, но не дают арабам пользоваться ими и эксплуатируют их богатства». Такие эмоции нельзя игнорировать, они накапливаются и плодят сторонников терроризма.

Другой пример применения «двойного стандарта» – политика в отношении Ирака. Со времени войны 1991 года прошло 10 лет. Ирак, как сторона ее проигравшая, подвергся наказанию. Похоже, однако, что его положение как государства-«изгоя» прямое обвинение «цивилизации». Ирак выпал из поля действия норм международного права и обычаев. Эту страну преследуют уже не за войну, а на основе права на «гуманитарную интервенцию». При этом забыт устав ООН и даже человеческое сострадание.

В западных средствах массовой информации ставится знак равенства между Ираком и Саддамом Хусейном. Образ президента демонизируется. Багдад преследуют не по фактам, а по подозрению. В результате страдают невинные старики и дети. Некогда богатая страна живет в условиях жестокой экономической блокады. Она, как утверждают, тайно создает оружие массового уничтожения.

Если такие подозрения достаточны для введения против Ирака экономических санкций, то спрашивается, почему им не подвергаются в таком же режиме Пакистан, Индия, Израиль? Ведь они уже создали ядерное оружие. Получается, что «изгоев» международное право не защищает вообще. Когда такое происходит в эпицентре мусульманского мира, благодарности от него ожидать не приходится. Все арабы знают, что, по данным Всемирной Организации Здравоохранения и ЮНИСЕФ, в результате блокады Ирака и обескровливания его бюджета умерло не менее 500 тысяч детей. Полагают, что число таких безвинных жертв уже достигло 1 миллиона. Политиков, ответственных за исчезновение целого поколения иракцев, это, однако, мало волнует. Они считают себя «добрыми христианами», загипнотизированы собственной пропагандой и «двойными стандартами».

ТЕРРОРИЗМ – ОПАСНАЯ БОЛЕЗНЬ

В мире, где во всю разгулялись насилие и принуждение, а дипломатия и международное право хиреют, где обходят ООН, терроризм становится не исключением, а правилом. Международная среда, когда, если отбросить красивые слова, государства часто выступают каждое за себя, поражена опасной болезнью – террором. Сильные государства навязывают свою волю слабым, у последних возникает искушение отстоять свои права с помощью террора – «оружия слабых». Это, однако, не означает, что и сильные государства и руководимые ими блоки свободны от искушения терроризмом. Отрицать это было бы нечестно.

Рука об руку с террором шагает геноцид, сознательное истребление конкретной нации, народа. Ему подверглись индейцы в Америке, как Северной, так и Южной. Особой жестокостью отличался геноцид гитлеровской Германии против евреев. В концентрационных лагерях химическим оружием, газом «Циклон–В», были убиты миллионы евреев, цыган, славян.

К террористическим актам XX века относятся бомбардировки атомными бомбами японских городов Хиросимы и Нагасаки. Для достижения военно-политической цели, капитуляции Японии, были убиты сотни тысяч женщин, стариков, детей. Когда утверждают, что это было сделано для спасения жизней солдат, то расписываются в признании «правомерности» неадекватного применения брутальной, жестокой силы для достижения военной цели. Такая логика привела к разработке новых видов оружия, получивших название «оружие массового уничтожения» (ОМУ). Террористы ведут за ними охоту.

Среди ОМУ можно выделить ядерное, химическое, бактериологическое. В условиях роста терроризма, развития научно-технического прогресса, доступности этого оружия для обладателей значительных капиталов оно становится сегодня реальной угрозой человечеству. В полный рост встает опасность истребления генофонда и даже самоуничтожения всего населения Земли.

Откуда исходит опасность миру? В свое время Москва и Вашингтон усиленно обвиняли в этом друг друга. Сегодня, когда одна из сверхдержав разрушена, а «холодная война» ушла в прошлое, казалось бы, напряженность в международных отношениях должна пойти на спад. Этого, однако, не происходит. Более того, миру объявлено, что он находится в состоянии длительной мировой войны с терроризмом. Напрашивается вопрос – можно ли победить терроризм, если не будут поставлены под жесткий контроль, а затем уничтожены ОМУ? Могут ли одни государства претендовать, что имеют право иметь на своем вооружении ОМУ, а другие нет? Можно ли обеспечить безопасность для всех безопасностью для избранных? Ответ на эти вопросы очевиден – нет, нельзя. Безопасность для всех означает именно «для всех». Ее может обеспечить, скажем, ООН, а не новая столетняя война.

У всякой военной, тем более пропагандистской, риторики есть свои пределы. Конфликтные ситуации требуют оценок на холодную голову. Пока же склонность алармистов к истерике подталкивает мир в опасном направлении.

Римский сенатор, больше известный как историк, Корнелиус Тацит (Cornelius Tacitus) в начале I тысячелетия н.э. с тревогой писал о последствиях силовой политики правителя Домициана (Domitian) на окраинах Римской империи: «Они создали пустыню и назвали ее миром». Сегодня на окраинах «цивилизованного мира» возникла опасная ситуация, наступило время глубоких размышлений над тем, куда мы идем. Наступило время государственных решений.

Недостаточно говорить – «надо бороться с международным терроризмом», этим врагом мировой цивилизации. Это само собой разумеется. С терроризмом человечество боролось весь XX век. Он не свалился на мир только после 11 сентября 2001 года. Но именно это преступление ошеломляюще сильно ударило по американцам. С ужасной реальностью столкнулось американское общество и правительство Буша.

Нужен был быстрый ответ террористам. На прицел попал Осама бен Ладен и организация «Аль-Каида». Сильный военный удар пришелся по ним и укрывшим их талибам, на Афганистан посыпались бомбы.

По-иному сложились дела на дипломатическом фронте. Прочную коалицию, с вовлечением в нее мусульманских стран, организовать не удалось. В лучшем случае она имела зыбкий характер. Плохо обстояло дело с идеологическим обеспечением «борьбы с международным терроризмом». Сведется ли она к логике «кто не с нами, тот против нас»? Сложно убедить западного обывателя, привыкшего к благополучной жизни, поддерживать военные действия в Афганистане и, возможно, в других странах, рассчитанные на годы.

Английский политический обозреватель Мартин Ивенс (Martin Ivens) оценивает эту ситуацию следующим образом: «Реальную политику, ежедневное разъяснение международной дипломатии идеалистически настроенным американцам и даже постимперским британцам трудно оправдать, если только эта политика не прикрывается общей национальной целью. К счастью, у них, как и у нас, она есть: убей или будешь убит».

Ивенс призвал Англию подождать, пока в крови у британских правителей уменьшится содержание адреналина, и следовать опыту правления Черчилля, Бегина и Тэтчер. Это призыв проявить осторожность.

После разгрома талибов силами Северного альянса при массированной поддержки США и Англии с воздуха и тяжёлой российской техникой на земле перед Вашингтоном, Лондоном и Москвой с новой силой встал вопрос о пределах иностранного вмешательства в дела Афганистана. Его, как учит история, не терпит ни один народ. Итоги конференции представителей различных слоёв афганского общества в Бонне по вопросу о создании коалиционного правительства и осторожный подход иностранных участников антиталибской коалиции к вопросу о размещении в стране миротворческих сил вселяют надежду на то, что на этот раз горькие уроки прошлого будут учтены, и Афганистан, наконец, ожидает долгожданный мир.

ДУМАТЬ И ДЕЙСТВОВАТЬ ПО-НОВОМУ

В наши дни, особенно после встречи президентов России и США в Шанхае и визита В.В. Путина в США, много говорится и пишется о «новой стратегической стабильности». Ясно, международная обстановка коренным образом изменилась, особенно в связи с активизацией терроризма. Нужно не только думать, но и действовать по-новому. Пришел момент истины. Наступает время нового политического мышления, видения мира в духе манифеста Рассела–Эйнштейна.

9 июля 1955 года, в Лондоне, лорд Рассел и физик Эйнштейн издали свой манифест, в нем они призвали всех научиться думать по-новому – «we have to learn to think in a new way». Тогда перед миром встала угроза ядерного самоуничтожения. Сегодня миру угрожает терроризм. Покончить с ним будет трудно, почти невозможно. В современном сумасшедшем мире в изобилии почвы, на которых террор произрастает. Террорист-одиночка, группы фанатиков дышат человечеству в спину, готовятся нанести удар из-за угла – взорвать, отравить, сжечь, утопить, заразить какой-либо страшной болезнью. Если исключить случаи патологии в поведении отдельных личностей, то встает вопрос, как победить терроризм во всех его проявлениях? Ответить на него возможно, надо только разобраться в особенностях современной мировой ситуации и понять, «что движет этим миром» и как сделать его благополучным для всех.

"Sublata causa, toletur morbus", «Устраните причину – болезнь пройдет», – говорили древние. Забвение этой истины приводит к беде.

В XXI веке новые угрозы, в том числе терроризм, породят новые союзы. Их контуры еще только просматриваются, они расплывчаты. В интересах России и США стать не просто партнерами по борьбе с опасностями, но и стратегическими союзниками. Эта цель достижима, но только при условии оценки международной ситуации без обычных для снобистского Запада русофобских трюков: «Что нам, Западу, позволено, ей, России – нет». Евразийское геополитическое положение нашей страны дает ей большие возможности для гибкой политики и дипломатии. Аксиомой для Москвы являются хорошие, а лучше отличные отношения с Китаем, Японией и миром ислама. Тогда и терроризм России будет не так страшен.